Адепты вечной мерзлоты

Елена Комарова, газета "Московские новости", 16.06.2006.

У россиян появился шанс опробовать новый, необычный способ погребения Еще месяц назад крионирование было доступно лишь заграничным миллионерам; простому же обывателю идея заморозить себя после смерти, чтобы вернуться к жизни лет через сто, казалась фантастичной хотя бы оттого, что была не по карману. Первый в России криоторий открылся совсем недавно, под Зеленоградом, но туда уже выстроилась очередь жаждущих "жизни вечной" за сходную цену. Мозг первых двух клиентов, охлажденный до минус 1'6 градусов, хранится в сосуде Дьюара - 250-литровом термосе с жидким азотом. Возможность залечь в него есть отныне не только у избранных, но и у местного сторожа дяди Васи, потому что девиз фирмы "КриоРус" - дешевизна. Начального капитала едва хватило на то, чтобы купить термос на балашихинском "Криогенмаше" и арендовать под криоторий здание бывшей школы в поселке Алабушево под Зеленоградом. Оно давно нуждается в ремонте, ну да мертвым это все равно. Хотя "мертвыми" клиентов здесь называть не принято. Любой кошмар за ваши деньги Именно спрос породил столь странное предложение. Пионером отечественной крионики стала учительница математики Лидия Федоренко: после того как с ней случился инсульт, внук, физик- теоретик Даниил Федоренко связался с Институтом крионики в Мичигане. Там за заморозку тела бабушки попросили 45 000 долларов, а когда внук сказал, что таких денег нет, ему посоветовали обратиться к земляку, члену Российского движения трансгуманистов Даниле Медведеву, который в свое время переводил на русский книгу "отца крионики" профессора Эттингера.

Медведев предложил Федоренко заморозить лишь мозг. Вскоре к Медведеву обратился еще один клиент. Тогда экономист Медведев зарегистрировал "КриоРус" и стал генеральным директором.

Отношения с родственниками пациентов у фирмы нежнейшие. Те даже условие поставили - позволить им навещать термос раз в неделю, чтобы разговаривать с его содержимым. Это в Америке был период, когда криофирмы не вылезали из судов: наследники пытались оспорить завещания и вернуть хотя бы часть денег. "КриоРус" рекомендует оплату через накопительное страхование: первый взнос

- 1500 долларов, затем - по 50 долларов ежемесячно. Или же можно заплатить '000 долларов разом. А еще проще - отписать фирме квартиру: тысяч десять-то она стоит. За эти деньги вашу голову отделят от тела, выпустят кровь, заполнят сосуды антифризом и положат в термос. Ждать, когда вас смогут оживить и переселить в клонированное тело, в киборга или в донора. Точной даты воскрешения не знает никто: именно поэтому в Японии и странах Европы крионирование запрещено.

У россиян больше свободы в выборе способа погребения. - Наш закон разрешает то, что не запрещает, а запрета на крионику в Гражданском кодексе и в законе "О похоронном деле" нет, - объясняет соучредитель "КриоРус" Валерия Прайд. - С юридической точки зрения после того, как человек умер, он переходит в собственность родственников, и даже если он не написал в завещании, что хочет быть крионированным, родственники все равно могут заморозить его "без его ведома". После смерти прав у людей нет совершенно никаких. Криофирму можно оформить как обычную похоронную контору или как научное учреждение, которому завещают тело в качестве донора. "В 2004 году были отменены все лицензии на ритуальные услуги, - говорит г-жа Прайд, - но утверждать, что проблем с государственными органами не возникнет и впредь, рановато: тело целиком мы пока еще не замораживали. Тело той же Федоренко было официально похоронено в земле". Заграница нам поможет - Рекламу мы не даем, поскольку этот бизнес требует прямых продаж. Работать будем с целевыми группами - пациентами хосписов, обитателями домов престарелых, - делится планами Данила Медведев. - С развитием биотехнологий все больше людей будут прибегать к услугам крионирования, а пик бизнеса придется на 2030 год, когда крионирование станет стандартной процедурой захоронения для 80-'0% населения земли. В теории. Если "клиент не пойдет", оставим криоторий для себя. На очереди в термос стоят одиннадцать человек. Правда, девять из них - компаньоны фирмы: атеисты и прагматики, безоговорочно верующие в торжество науки. Именно это не позволяет с чистой совестью назвать их аферистами типа "триединого бога" Грабового. Среди консультантов "КриоРус" есть громкие имена: так, физик и биотехнолог Игорь Артюхов - сотрудник Президентского медицинского центра и Института вакуумной техники. А вот с Институтом мозга или Институтом высшей нервной деятельности фирма отношений не поддерживает: ортодоксальная медицина учит, что после разморозки мозг не может быть восстановлен, поскольку лед разрывает клетки. Но крионисты возлагают все надежды на нанотехнологии: по этой части их консультирует компания "Наноньюснет".

Методы криоконсервации "КриоРус" перенимает у американцев - у мичиганского Института крионики и фирмы "Алькор". Никаких финансовых или социальных гарантий "КриоРус" пациентам не дает. Валерия Прайд, например, верит, что к моменту, когда она воскреснет, забота о ней и ей подобных станет одним из национальных проектов России. Она готова идти с протянутой рукой, лишь бы жить. - Крионирование оставляет хоть какой-то шанс. Альтернатива - разложение.

Только труп, и никакой надежды, - шепчет Валерия, белея лицом. - Ну ничего, за границей уже носки из наноматериалов делают: они не пачкаются, да еще и лечат. В этом году Америка своим ученым три миллиарда на развитие нанотехнологий отваливает, у нас же на несколько лет дают всего 400 миллионов. Отставание поразительное. Политика нужна, государственная, без нее никуда.

А если вы окажетесь в тягость новому поколению? - спрашиваю у г-жи Прайд. - Значит, надо сделать так, чтобы не зависеть от нового поколения. Финансово. За многие годы мои сбережения могут вырасти в кругленькую сумму. Но даже если я буду возрождена без копейки в кармане, я подойду к кому-нибудь и скажу: "Извините, давайте я поубираюсь во дворе вашей крионической фирмы. Я готова работать, учиться заново, я хочу продолжать жизнь, которая так внезапно, трагически прервалась..." Найдутся люди, которые помогут. Даже сейчас они находятся! Двуногих тварей миллионы Футурологи полагают, что интерес к крионике будет недолгим, поскольку то самое "светлое будущее" наконец наступит и все болезни, включая старость, научатся лечить еще при жизни. Зато население Земли поуменьшится. Президент Международной академии исследований будущего Игорь Бестужев-Лада рассказал, каким он видит процесс эволюции. - Шесть миллиардов людей - это очень много, их должно быть несколько сот миллионов. Депопуляция уже началась.

Через пять лет в России ожидается падение числа детей и подростков школьного возраста на целую треть - с 21 до 14 миллионов. Правда, еще какое-то время останется растущее по инерции число стариков-пенсионеров, но их судьбе в условиях "разрыва поколений" трудно будет позавидовать.

С какой стати одному работающему кормить десяток совершенно чужих ему людей? Смерть индивидуума задумана природой для спасения всего вида: ведь воскрешение мертвых - это удар по популяции.

Перспектива сесть на шею потомству - покамест "фирма гарантирует" только это. Кто-то рассчитывает на надгробие, кто-то строит пирамиды и мавзолеи, кто-то позволяет себя сжечь, не отнимая у потомков посевных площадей, а кто-то - решает себя заморозить. Каковы будут последствия для общества, в которое прибудет этот груз? Допустим, накануне очередных выборов возрождается пара-другая миллионов охлажденных мертвецов. С их богатым жизненным опытом, который уже даром никому не нужен. Вряд ли мир захлестнет волна протеста, когда это "молчаливое большинство", отдав голоса живущим, будет вновь отправлено на вечный покой. ПРЯМАЯ РЕЧЬ Владимир ЖИРИНОВСКИЙ, лидер ЛДПР: - Если есть возможность создать в России криогенное хранилище, то почему нет? Пусть пробуют. Все-таки если людей получится оживлять, это тоже вариант для решения демографической проблемы. Да, это электорат - люди, которые будут чувствовать, что их родственник еще имеет шанс вернуться к жизни, и мы готовы с ними работать. Дьякон Андрей КУРАЕВ, заведующий кафедрой Свято-Тихоновского православного богословского института: - Люди, мечтающие о своем крионическом будущем, явно не разделяют пасхальной веры в Христа, в то, что Бог воссоздаст человека в его целостности. Они пытаются через черную дверь проникнуть в бессмертие.

Если есть основания предполагать, что человек, завещавший мозг на заморозку, в последние минуты раскаялся, священник готов его отпевать. Если нет - отпевание будет насилием над последней волей умершего. Святослав МЕДВЕДЕВ, директор Института мозга человека РАН: - Жизнь, скорее всего, непрерывна. Если допустить остановку мозга хотя бы на несколько минут, то хранящаяся в нем информация о личности будет утрачена, возможно, насовсем, и последующее пробуждение даст нам человека, забывшего все, кроме первичных рефлексов.

ИСТОЧНИК