Предисловие 1987 года

Моя и ваша история до и после 1962 года

В океане человеческой истории криостазис — не более чем едва заметная рябь. Если цивилизация продлится, люди, в конечном счете, достигнут биологического бессмертия. Случится это рано или поздно, не имеет никакого значения для великой истории видов и ее продолжений. Но сроки имеют принципиальное значение для вас и ваших родных.

В этом предисловии речь пойдет о Вас и обо мне. Стоит начать, как обычно делают, с меня.

Я вырос на историях из журнала Хьюго Гернсбека Amazing Stories[1], и естественным образом предположил, что однажды — задолго до того, как я постарею — биологи откроют секрет(ы) вечной молодости. Когда я стал подростком в 1930-е годы, я начал подозревать, что это может потребовать чуть больше времени.

Чуть позже я прочел книгу “The Jameson Satellite” Нейла Р. Джонса, в которой тело профессора Джеймсона посылается на орбиту Земли, где (как автор ошибочно полагал) оно будет сохраняться неограниченно долго при температуре близкой к абсолютному нулю. И так в этой книге оно и сохранялось, пока через миллионы лет, когда человечество уже вымерло, раса механических людей с органическими мозгами не наткнулась на него. Они оживили и починили мозг Джеймсона, пересадили его в механическое тело и он стал одним из них.

Мне с самого начала было абсолютно очевидно, что автор упустил главное в своей собственной идее! Если бессмертие достижимо с помощью усилий высокоразвитой расы чужих, восстановивших замороженное человеческое тело, то почему не заморозить всех, чтобы дождаться спасения от своих же людей?

Или если посмотреть на это иначе: истории приостановки жизни (путем заморозки или как-то иначе) были уже давно известны; и если живой человек может быть оживлен после заморозки, то почему не может частично мертвый, чьи повреждения слишком велики для сегодняшней медицины, но (даже с учетом дополнительных повреждений при заморозке) детские игрушки для технологий будущего?

Здесь не место, чтобы анализировать психологические причины, по которым ни один заметный ученый не выдвигал и не поддерживал эти идеи. Во всяком случае, к моему изумлению, шли годы, а никто этого не сделал. В 1947 я написал короткий рассказ, содержащий в себе основную идею, и в 1948 году он был опубликован в мартовском выпуске Startling Stories под названием «Предпоследний трубный глас» (The Penultimate Trump). (Нет, название не имело никакого отношения к картам; последний трубный глас предположительно архангела Гавриила[2]). Рассказ не вызвал никакого отклика.

Проигнорировав совет Сэтчела Пэйджа[3] я продолжал оглядываться, и в 1960 стало ясно, что Отвратительное[4] меня действительно догоняет, так что я описал идею на нескольких страницах с упором на страхование жизни и отправил нескольким сотням человек из справочника Who’s Who in America. Откликов было очень мало, и стало ясно, что необходимо гораздо более объемное изложение — в основном, чтобы преодолеть культурное предубеждение. Людей приходилось убеждать, что смерть (обычно) постепенный и обратимый процесс, и что повреждения при заморозке столь малы (хотя и смертельны по сегодняшним критериям), что для ее обратимости требуется относительно немногое от будущего прогресса... Коли на то пошло, великое множество людей приходилось убеждать, что быть живым лучше, чем мертвым, здоровым лучше, чем больным, умным лучше, чем глупым, и что бессмертие может стоить усилий!

В 1962 году я опубликовал предварительную версию The Prospect of Immortality; это, наконец-то, привлекло некоторое внимание, и привело к изданию издательством Doubleday в 1964 году книги в твердом переплете и последующим изданиям, которые породили движение криостасиса (биостасиса, крионики). Двадцать лет спустя, насколько я могу определить, можно прямо или косвенно проследить влияние моих усилий на привлечение каждого, активно работающего в этой области (хотя и у других были похожие идеи в 1960-х и, возможно, раньше). И это может быть нашей трагедией...

... по той простой причине, что я не имел и не имею никаких достойных упоминания верительных грамот, будучи всего лишь (теперь уже вышедшим на пенсию) учителем физики и математики в колледже. Именно это так долго мешало мне делать больше: я знал, что я не имел никакого влияния, не имел формальной квалификации, и не подходил для роли лидера. Но годы шли, и, поскольку никто более подходящий не появился, мне пришлось написать книгу и позднее пришлось создавать организации (хотя другие и появились к тому времени).

Эта трагедия, в различных проявлениях, может продолжиться. Потенциально эффективные лидеры могли отвернуться, поскольку я (а позднее еще несколько ничем не примечательных человек) вынужденно захватили руководство движением. Бизнесмены и инвесторы могли колебаться из-за того, что небольшие и слабо капитализированные организации, уже действующие в этой области, имели столь малый (хотя и растущий!) успех в привлечении участников.

Но «трагедия — в глазах зрителя». Как сказал Сид Цезарь (или может быть Мел Брукс[5] — один из этих глубоких мыслителей): «В чем разница между комедией и трагедией? Когда саблезубый тигр пожирает Moe[6], это комедия. Когда у меня заусенец, это трагедия». И если Тигр Смерти съест вас, это самая ужасная трагедия; миру приходит конец, космос исчезает, а Все превращается в Ничто.

«Трагедия» медленного роста популярности иммортализма, в основном, имеет отношение к ним, и возможно, к Вам — но не ко мне или к нам, активным приверженцам иммортализма. Мы уже подготовили все для криостасиса после нашей клинической смерти — подписали контракты с существующими организациями и выделили деньги. У нас будет наш шанс, и если повезет чуть-чуть, мы сможем испить чашу грядущих столетий.

Но наши шансы будут значительно выше, если Вы поможете нам. За это мы хотим дать шанс и Вам — шанс, который будет неуклонно расти, благодаря нашим усилиям.

С 1962 года большинство из вас ничего не сделало. Вы в этом почти не виноваты; многим из вас хватило здравого смысла родиться намного позднее; и большинство из вас не имело почти никакого понятия о научной обоснованности иммортализма или о существовании организаций имморталистов. Теперь у Вас есть шанс выйти из темноты и гарантировать себе безграничное будущее.

В этом предисловии я не буду пытаться обновить научные данные; называть организации; отдавать должное множеству людей, которые сыграли важную роль в росте движения иммортализма/криостасиса, или приводить количественные данные об этом росте, о членстве, проведенных исследованиях, построенных сооружениях, привлеченных средствах и замороженных пациентах. Ведется работа над другими книгами, которые ставят перед собой эти цели, а буклеты, которые различные организации приложат к этому изданию, частично смогут выполнить эту задачу. Это всего лишь мое личное вводное слово, лишь исходная точка. Я надеюсь, что с нее начнется путь к неограниченной жизни для Вас и тех, кого Вы любите.

Так отведайте же плод с древа познания добра и зла.

Р. Ч. У. Эттинджер

Оак Парк, Мичиган — май 1987

[Текущий адрес: Скоттсдейл, Аризона]

 

[1] Amazing Stories — один из первых научно-фантастических журналов в США

[2] Игра слов. Trump означает по-английски «козырь» и «трубный глас».

[3] Satchel Paige — самых известных чернокожий бейсболист, автор фразы «Не оглядывайся. Что-то может тебя догонять». (“Don’t look back. Something might be gaining on you.”)

[4] Имеется в виду смерть.

[5] Сид Цезарь, Мел Брукс — известные американские комики.

[6] Мужское имя.