Вы здесь

Реально ли оживление?

 

Возможность оживления после криостаза (криосохранения, анабиоза) даже в случае крионирования человека вскоре после его смерти обосновывается при помощи следующих научных фактов и предположений:

  1. Человек умирает не мгновенно.  Сторонники крионики рассматривают смерть как процесс, состоящий из нескольких этапов:
              1. клиническая смерть;
              2. биологическая смерть;
              3. информационная смерть.
    С помощью крионики человек может быть стабилизирован в состоянии между биологической смертью и смертью информационной. Подробнее
  2. Существующие криобиологические методы позволяют замораживать небольших животных, а также небольшие кусочки биологических тканей с минимальными повреждениями, после чего возможно их размораживание и возврат к нормальному функционированию. В медицинских целях замораживают для хранения и последующего оттаивания и использования кожу, роговицу, костный мозг, сперму и эмбрионы. Также возможно безопасно заморозить небольшие фрагменты мозговой ткани взрослого организма. Это свидетельствует о том, что при замораживании в присутствии криопротекторов повреждения, получаемые биологическими объектами на молекулярном и клеточном уровнях, не смертельны. Основные повреждения (как правило, это трещины размером от нескольких микрон до нескольких миллиметров), из-за которых сейчас невозможно заморозить, а потом оттаить и оживить человека, возникают при замораживании больших биологических объектов на уровне органов и тканей по причине образующихся температурных градиентов, разных скоростей замерзания у разных тканей и недостаточного и неравномерного насыщения тканей криопротекторами. Хотя все эти повреждения многочисленны, тем не менее, они не приводят к необратимой потере информации о структуре организма, а, значит, сохраняется принципиальная возможность их исправления будущими медицинскими методами. Такие методы могут быть основанными, например, на использовании устройств субмикронных (наноразмерных) размеров для молекулярной и клеточной репарации.
  3. Замороженное тело может храниться в жидком азоте (т.е. при температуре -196°C ) в течение столетий практически без изменений.
  4. В будущем будет возможно провести исправление на клеточном и молекулярном уровнях всех повреждений, возникших в процессе смерти криопациента, его предшедствующей болезни и при замораживании. Эта возможность связывается с развитием нанотехнологии - области науки и техники, связанной с разработкой устройств размером порядка нанометра (одной миллиардной доли метра), т.е., устройств, состоящих от нескольких десятков до нескольких тысяч атомов. Основное назначение таких устройств работать с отдельными атомами и молекулами.
    Медицинский наноробот, проект
    Импульс развитию нанотехнологии дало создание сканирующего туннельного микроскопа - устройства, позволяющего исследовать вещество на атомном уровне ("видеть" атомы) и перемещать отдельные атомы. За это изобретение в 1986 году была присуждена Нобелевская премия. Одним из устройств, разрабатываемых в рамкахнанотехнологии, являются молекулярные роботы, т.е. роботы размером с молекулу. Они будут снабжены миниатюрным вычислительным устройством, сенсорами для детекции молекул во внешней среде и манипуляторами, позволяющими работать с молекулами, например, перемещать их и модифицировать их структуру.

Мы сейчас не можем точно описать весь комплекс технологий: которые в будущем будут использоваться для реанимации криопациентов. Но по мере развития науки наши представления об этом становятся все более глубокими. Сейчас мы считаем, что для оживления могут использоваться такие технологии как:

Один из возможных и на данный момент, возможно, наиболее перспективный сценарий оживления криопациентов был описан в книге "Машины созидания", написанной выдающимися учеными Эриком Дрекслером и Марвином Мински. Этому посвящена 9-я глава книги, символически названная "Дверь в будущее". Вкратце процесс восстановления жизнедеятельности криопациента в отдаленом будущем будет выглядеть следующим образом:

  1. В забальзамированное тело внедряется огромное количество (миллионы миллиардов) молекулярных роботов. Их совокупный вес составит около 0.5 кг.
  2. Нанороботы (наноботы) анализируют повреждения, возникшие в клетках организма в процессе его умирания, после смерти (если криопациент был крионирован после смерти), при бальзамировании или перфузии и при хранении. В хоже изучения состояния тела человека наноботы могут обмениватьсяся информацией между собой, а также - с контролирующим их деятельность суперкомпьютером, расположенным вне тела.
  3. На основе этого анализа молекулярные роботы производят исправление всех повреждений: разбирают сшивки внутри и между молекулами, восстанавливают клеточные мембраны и органеллы и т.д. Кроме того, они производят омолаживание и лечение клеток, а значит и всего организма - т.е., оживлен будет не старый и больной организм, а здоровый и омоложенный. 
  4. По окончании работы молекулярные роботы покидают оживленное тело (например, так же, как это делают вирусы гриппа и некоторые другие вирусы - через кровеносную систему и дыхательные пути).

По современным оценкам подобная процедура может занять несколько месяцев. Предположительно, технология для ее реализации будет готова через 50 лет. Т.е. тело пациента должно сохраняться как минимум в течение этого времени. 

В случае, если были сохранены только голова или мозг пациента, предварительно, еще до репарации мозга, надо будет воссоздать (например, вырастив органы и ткани, или каким-то иным способом) тело пациента с использованием его ДНК.

Число научных публикаций, рассматривающих технические аспекты оживления криопациентов, постоянно растёт. Выдающиеся американские нанотехнологи (и одновременно - сторонники крионики) Ральф Меркль и Роберт Фрайтас составили список научных статей, посвящённых этому вопросу.

А кто будет заниматься оживлением?

В этом вопросе имеется значительная неопределённость. Обычно предполагается, что этим будут заниматься крионические фирмы. Но в ведущих криофирмах США, и в Институте Крионики, и в Alcor'е, к вопросу оживления есть смешанное отношение. Некоторые крионисты выступают за активные действия по "подготовке" такого оживления — исследования в этой области, выделение денег из общего фонда под эту цель и т. д. Другие же считают, что подобные действия преждевременны и отвлекают ресурсы от важнейшей и насущной работы по обеспечению надёжности криохранения.

Мы в "КриоРус", безусловно, сделаем в будущем всё возможное для оживления наших пациентов, и это явно прописано в предлагаемом нами договоре на крионирование. С другой стороны, было бы нечестным обещать что-то конкретное, с указанием дат и точно используемых методов, так как и технологическая, и экономическая ситуация будущего слишком неопределены, и определенность в этом направлении появится, возможно, спустя десятилетия.

Кроме того, крионика почти наверняка будет переживать краткосрочный рассвет незадолго до того, как оживление станет возможным, поскольку появится огромное количество частных и предварительных достижений, демонстрирующих возможность такого оживления. Это приведёт, как нам кажется, к тому, что государство (общество) каким-то образом постарается прояснить судьбу криопациентов и определить гарантии и процедуры их реанимации.

Поэтому в целом наша позиция может быть выражена так: после того, как оживление станет технически возможным, появится множество пока неизвестных нам организационных возможностей для реанимации криопациентов. Главная наша задача — обеспечить реализацию хотя бы одной из них, а до тех пор хранить пациента с максимальной надёжностью.

     Не является ли вероятность успеха крионики чересчур маленькой?

Поделиться