Вы здесь

Крионика: невечная мерзлота

Фишман Роман, "Наука и технологии России", 15.01.2014.

Чтобы обрести жизнь после смерти, сказки рекомендуют использовать сперва мертвую воду, и лишь потом живую. Этот подход применяют и специалисты в области крионики: замораживают тело и мозг с тем, чтобы затем снова вернуть к жизни. К сожалению, вторая часть сказочного рецепта – само оживление – современным технологиям еще недоступно. Но найти решение ученые обещают в пределах нескольких десятилетий. И вот тогда сказочное воскрешение действительно станет реальностью – правда, лишь для тех, кто успел вовремя себя заморозить.

Вообще говоря, к крионике слово «заморозка» неприменимо. Сегодня для этой цели применяют витрификацию, при которой большая часть воды в клетках замещается специальными веществами-криопротекторами. В результате даже при глубоком охлаждении в тканях не появляются ледяные кристаллы, которые могли бы быстро разрушить клеточные мембраны.

По мере понижения температуры клетки химические процессы в ней быстро замедляются, а биологические полимеры переходят из эластичного состояния в стеклообразное. Время для клетки практически останавливается – но впоследствии такие витрифицированные образцы вполне можно вернуть к жизни.

Эксперименты на лабораторных животных показали возможность восстанавливать функции переживших глубокое (от –124 до –196 ºC) охлаждение сосудов, печени и других органов, а из мышиных яичников – вывести потомство. Витрификация находит все большее применение в криобиологии для низкотемпературного сохранения донорских органов и тканей. В перспективе такие методы будут использоваться и для временной «гибернации» раненых солдат и людей, пострадавших в аварии или катастрофе, с тем, чтобы успеть доставить их в госпиталь.

Однако у самой крионики цель другая: сохранить не столько тело, сколько человеческую личность. А раз уж личность – это мозг, то акцент делается на криоконсервацию именно этого органа. По оценке компании «КриоРус», примерно половина ее клиентов предпочитает сэкономить и сберечь для будущего лишь мозг, отдельно, или вместе с его естественным хранилищем, головой.

«Для непосвященного это может быть похоже на бальзамирование. Наш специалист подключается к аортам и венам, выводит кровь и последовательно замещает ее несколькими растворами: сперва промывочным, затем тремя растворами с повышающейся концентрацией основного криопротектора.

Растворы очень холодные, и тело, погруженное в емкость с проточной водой напополам со льдом, быстро охлаждается. Постепенно криопротектор проникает в ткани и замещает воду. Поэтому затем, когда мы еще сильнее охлаждаем тело, в сухом льде, в жидком азоте, кристаллы льда не образуются, и ткани остаются целыми», – рассказывает директор «КриоРус» Валерия Удалова.

В России «КриоРус» – пока единственная крионическая компания, однако она обладает крупнейшим в Евразии хранилищем и, по статистике, занимает около 15% мирового рынка подобных услуг. Не в последнюю очередь это объясняется сравнительно низкой стоимостью: если в Америке «заморозка» тела может обойтись вам в пару сотен тысяч долларов, в России достаточно и 36 тысяч. Разумеется сохранить, мозг, сам по себе, или в естественном хранилище, будет еще дешевле.

Формальных юридических ограничений ограничений на эту процедуру сегодня не существует. Консервации подвергнуть можно не только себя, но и умершего родственника, или любимую собачку, при том лишь условии, что они действительно мертвы.

«Мы бы, может, и хотели бы делать консервацию при жизни, скажем, в последнюю секунду агонии, но – мы замораживаем только тех, кто умер», – говорит Удалова.

Впрочем, большой необходимости в прижизненной «заморозке» может и не быть. Сэм Парниа (Sam Parnia), известный американский реаниматолог возглавляющий проект по изучению «посмертного» сознания AWARE, уверяет, что вскоре технологии позволят возвращать к жизни людей и сутки спустя после установления клинической смерти.

«Конечно, после смерти наступит момент, после которого вы уже не сможете вернуть тело к жизни. Но никто точно не знает, когда именно он наступит. Это может быть и пара десятков минут, и более чем час, – сказал Парниа в интервью Wired. – Когда вы умираете, в большинстве ваших клеток запускается апоптоз, или запрограммированная клеточная смерть. Если тело находится в холоде, то процесс замедляется. Благодаря этому можно замедлить темп умирания клеток».

«Собственно, получается, что обычно мы хороним "немного живых" людей, – комментирует Удалова. – И позиция крионики состоит как раз в том, что точной гранью между живым и мертвым нет. Она появляется тогда, когда медик поставил роспись. (...) Процесс умирания развивается постепенно, и если сейчас мы на каком-то этапе реанимировать человека еще не можем, то будет разумно его (процесс – STRF.ru) остановить».

Свою работу крионические компании воспринимают как многолетнее исследование, которое касается процесса охлаждения, длительного хранения и реанимации человека. В их криохранилищах в емкостях с жидким азотом или сухим льдом сохраняются не только тела и органы людей и животных, но и образцы их ДНК. При этом немалую долю финансирования западных компаний составляют гранты на исследования в области криобиологии, сохранения донорских органов и, конечно, по вопросу о том, как впоследствии оживить их клиентов.

В 1960-е, когда благодаря книге Роберта Эттингера «Перспективы бессмертия» появилась сама концепция крионики, идея звучала почти элементарно: заморозить, чтобы потом разморозить (а что потребуется, заменить донорскими органами). Увы, даже правильно заморозить оказалось не слишком просто, а уж разморозить не получается до сих пор. Правда, это может и вовсе не понадобиться: технологии, появившиеся в последние десятилетия, позволят во многом обойтись без этого шага.

«Прежде всего, стоит назвать методы выращивания новых органов (из собственных или донорских стволовых клеток – STRF.ru), – говорит Удалова. – Многие такие технологии пока воспроизводятся только в лаборатории, но немало вошло и в медицинскую практику. Думаю, через несколько десятилетий будут выращиваться не просто любые органы нашего тела, но и целые их комплексы – да уже сейчас проведены эксперименты по выращиванию трахей и бронхов».

Главный же вопрос остается в том, как восстановить мозг – то, что уникально, то, где хранится личность.

По словам, Удаловой, сейчас можно лишь предположить несколько технологий, которые в будущем позволят такую реанимацию.

Сейчас разрабатываются новые методы сканирования мозга человека. Ведь прежде чем мы возьмемся за его восстановление, нам нужно понять, что в нем уже произошло, в каком он состоянии. Для пациентов эта процедура может оказаться по-своему проще, чем для живых людей, поскольку при такой низкой температуре практически отсутствует тепловой фон.

Предположим, мы это проделали. Затем полученные данные мы анализируем, выявляем повреждения, и потом составляем программу реанимации: выбираем, что и где конкретно придется «ремонтировать». Ну а с этим в будущем смогут помочь нанороботы, крошечные молекулярные механизмы, запрограммированные на выполнение строго определенных действий. Сейчас в этой области делаются только первые шаги, но прогресс идет постоянный.

ИСТОЧНИК

Поделиться