Вы здесь

Отчет о крионировании О.Г. – 26-й криопациентки России

 

В сентябре 2012 года к нам обратился живущий в Новосибирске г-н П.. Он выразил желание подписать контракт на крионирование своей тяжело больной мамы. Уже год его мама болела к быстро развивающейся формой рака, и прогноз всех врачей был неутешителен.

1 октября 2012 года мы подписали с П. договор на научные исследования, имеющие предметом крионирование тела О. Г. Никаких новостей об О. не поступало вплоть до начала мая 2013 года. Сын связался с нами 8 мая и сообщил, что мама в тяжелом состоянии находится в клинике в пригороде Новосибирска, и что врачи не исключают фатального исхода в течение ближайших дней. 

Начало взаимодействия и ход болезни

Мы начали готовиться к первому в истории России крионированию в Новосибирске, но сын решил везти маму в Москву. Его выбор остановился на Клинической больнице № 1 Управления делами Президента РФ . Прогноз был по-прежнему неутешительный, и сын оповестил руководство больницы и отделения о своем желании в случае смерти мамы ее крионировать.

Как руководство больницы, так и руководство отделения анестезиологии и реаниматологии не только знали о крионике, но и по возможности старались содействовать, оставаясь в рамках закона и инструкция Минздрава. После совещания с завотделения мы решили в будущем испытать для улучшения качества крионирования и управления охлаждением головы криопациентов термошлемы серии «Гипотерм».

Через некоторое время П. перевез маму в клинику ОАО «Медицина» - единственную , как указано на ее сайте, клинику в России , аккредитованную по международным стандартам JCI. Мы постоянно наблюдали в мыслях сына конфликт целей: 1. сделать все, чтобы вылечить маму и 2. сделать будущее крионирование наиболее качественно. Постоянно побеждало первое желание, и в результате он постоянно игнорировал наши советы по выбору клиники, в сотрудничестве с которой можно было бы сделать крионирование наиболее качественно.

Тем не менее, цель “качественное крионирование” была, в основном, достигнута. Хотя, если бы он прислушался к нашим советам по выбору клиники, то крионирование могло бы быть практически идеальным. Тем не менее – крионика одержала еще одну победу в борьбе за шанс на продление жизни.

Крионирование

Утром в 8 часов утра 28 мая 2013 года П. оповестил нас о том, что состояние его мамы ухудшилось. И хотя по контракту мы должны были реагировать только по факту смерти (так как «плохо» тяжело больному человеку может быть очень долго, иногда – месяцы и годы) , что-то нам подсказало немедленно собрать всю перфузионную команду и начать приготовления.

Был заказан лед для первичного охлаждения, протестированы заново приборы, перепроверено наличие расходников, осбраны реактивы для перфузии, оповещены все сотрудники и волонтеры, которые могли бы быть задействованы в крионировании. Сухой лед решено было заказывать как только поступит информация о смерти криопациентки.

В 13:10 врачами клиники была зафиксирована биологическая смерть О. Г.

13:16 - сын оповестил о наступлении смерти руководство компании “КриоРус”. На тот момент у нас уже существовала договоренность с компанией по ритуальным перевозкам и моргом, где предполагалось делать перфузию. Мы немедленно оповестили перевозчика и наших партнеров о начале крионирования. Также мы сообщили нашим давним поставщикам из компании «Сухой лед», что к вечеру нам понадобится 500 кг сухого льда.

Из офиса в клинику в 13:30 выехал на машине зам. генерального директора Андрей Шведко для того, чтобы доставить дополнительный лед для первичного охлаждения криопациентки и чтобы оказать психологическую поддержку человеку.

В 13:36 – директор «КриоРуса» Валерия Викторовна Удалова (Прайд) и волонтер Евгений выехали в морг, где планировалось делать перфузию, со всеми реактивами и оборудованием.

В 13:50 – Валерия и Евгений доехали до морга. И только в 13:55 - Андрей Шведко доехал до клиники, хотя она была совсем рядом с нашим офисом.

К 14:05 - Андрей обложил льдом голову О. Г.. К тому времени все необходимые документы были оформлены, был введен в кровеносную систему гепарин и был сделан необходимый массаж сердца, и еще до приезда А. Шведко голова О. Г. была обложена льда.

Качество сохранения человека, качество крионирования зависит от скорости охлаждения головы и тела пациента, от того, был ли введен своевременно гепарин и был ли сделан массаж сердца для того, что гепарин разошелся по кровеносной системе. В данном случае все факторы были позитивны.

Машина перевозчика довольно долго не могла подъехать ко 2-му Тверскому Ямскому переулку, где находилась клиника, так как по всему центру Москвы уже были пробки, и только в 15:10 выехали из больницы в морг.

Ни мы, ни сын криопациентки не исключаем возможности, что перфузию можно было бы сделать в самой клинике или в какой-то точке, расположенной ближе, чем морг, и в будущем мы будем тщательнее прорабатывать эти возможности, но в случае О.Г. мы спланировали перевозку ее тела в один из наших моргов.

В 16:05 тело О. Г. было доставлено в морг, где тело было принято, размещено и немедленно началось более интенсивное охлаждение и головы, и тела.

В 16:20 перфузионная группа начала работу.

В 16:28 – хирург-перфузионист начал подключаться к кровеносной системе. Практически в то же время в обе ноздри криопациентки были вставлены термопары цифрового термометра для контроля температуры.

Через 8 минут, в 16:36 - вставили первую канюлю в первую сонную артерию, а в 16:56 - вставили вторую канюлю. И начался процесс замещения крови растворами криопротектора.

Мы использовали глицериновый перфузат трех различных концентраций. Процесс, реализуемый в «КриоРусе» идентичен принятому в Институте крионики. Благодаря тому, что кровеносная система была подготовлена введением гепарина, в 17:20 уже был закончен первый этап перфузии – введение 15% раствора криопротектора.Температурный график охлаждение криопациента О. Г., май 2013 г.

В 17:22 был начат второй этап перфузии (30% раствор), благодаря хорошей проходимости кровеносной системы этот этап был закончен уже в 17:40.

17:42 - начат третий этап – введение наиболее вязкого, концентрированного раствора криопротектора.

В 19:35 перфузия была окончена, тело было подготовлено к перевозке и полностью обложено льдом. В 20:25 - пришла машина, которая повезла нашу 26-ю криопациентку в криохранилище. И через 10 минут, в 20:35 состоялся отъезд из морга.

То есть, через 7 часов и 25 минут после установления биологической смерти О. Г. все процедуры были закончены, контролируемая температура головы была равна 14°С. Сама перфузия длилась 2 часа 31 минуту, температурный режим охлаждения головы криопациентки показывает, что сохранность клеток мозга была хорошей.

Поделиться