Вы здесь

Расцвет и упадок крионики

06.04.2016 Дэвид Сандерс Стодольски (David Sanders Stodolsky)

Содержание

Предисловие

Истоки общественного интереса

1. Ведение

2. Организационный упадок

3. Политические риски

4. Пренебрежение научными методами маркетинга крионики

5. Крушение медицинской модели

6. Преимущества, приобретаемые крионическими предприятиями от сотрудничества с похоронными фирмами

7. Смена стратегии продвижения крионических услуг на рынке

8. Крионика как религия

Заключение

 

 

#Предисловие

В наши дни криохранение приобрело известность в качестве альтернативы погребению. Однако, несмотря на то, что значительная часть публики находит криоконсервацию приемлемой, распространение и численность криокомпаний остаются ничтожными. Одной из самых больших загадок крионики является то, будут ли крионические организации в состоянии функционировать в непрерывном режиме до того момента, когда станет возможным оживление криопациентов, сегодня хранящихся в криохранилищах. Также следует учесть две возможных причины фиаско крионики: организационные просчеты и репутационные потери. В данный момент индустрия крионики взяла на вооружение стратегию, которая нацелена, прежде всего, на миллионеров-атеистов и чудаковатых женщин. Это результат игнорирования научного подхода при планировании маркентинговых ходов. Американские крионические компании также несут репутационные потери, которых можно было легко избежать, используй они возможности похоронной индустрии для привлечения клиентов. В этой связи предлагаются две альтернативные стратегии, которые могли бы минимизировать риски провала и стагнации отрасли. «Смена упаковки» крионики могла бы ускорить рост и повысить престиж отрасли, равно как и качество предлагаемых ей услуг. Подобная смена упаковки предполагает поиск новых источников финансирования крионической отрасли, а также тесную интеграцию с похоронной индустрией, что позволит привлечь бòльшее число клиентов и бòльшее общественное внимание к крионической отрасли. Хотя необходимость улучшения положения крионики в общественном мнении требует скорейшего применения двух вышеизложенных подходов, пионеры крионической отрасли почему-то до сих пор их отвергают.

#Истоки общественного интереса

Поиск «источника молодости» занимал человечество с начала времен. Одним из новейших решений проблемы старения и смерти является крионика (посмертная заморозка). Уже сегодня оживление, оздоровление и омоложение кажется возможным, принимая во внимание темпы технологического прогресса. Тем не менее, криосохранение должно обеспечиваться еще на протяжении возможно сотен лет, до того как оживление станет доступным. Этот труд адресован критически мыслящим крионистам, имеющим пусть даже малейшую надежду, что эксперимент с крионикой удастся и осознающим необходимость большей организационной устойчивости крионических организаций. В процессе написания этой работы было использовано немало литературы о типах банкротств и представлено две стратегии перезагрузки крионической орасли. К сожалению, лидеры крионики не пожелали признавать наличие проблем и даже подвергли цензуре более ранние версии предлагаемой здесь работы. Хотя крионисты утверждают, что их изыскания по продлению жизни носят научный характер, такая позиция сродни религиозному фанатизму. И действительно, анализ подхода флагманов отрасли к отличному от их мнению доказывает, что для многих крионика стала религией.

#1. Введение

Крионические организации предлагают своим клиентам непрерывное сопровождение. Предполагается, что это сопровождение будет осуществляться до тех пор, пока медицинские технологии не продвинутся настолько,  что реанимация криопациентов станет возможной и безопасной. В то время как большинство оптимистов считает, что о вероятности ревитализации можно будет говорить по меньшей мере через пятьдесят лет, общепринятые временные рамки для этого явления устанавливаются на сотни лет, а низкое качество ибернации, предоставляемой большей части криопациентов, свидетельствует, что они будут оживлены только в отдаленном будущем, если вообще будут. Одной из самых больших загадок на фоне всего вышесказанного является то, будут ли способны криокомпании непрерывно функционировать в течение всего этого периода. (Хотя разумно также полагать, учитывая огромный временной промежуток между крионированием и вероятной реанимацией, что большинство криопациентов будет востребовано их родственниками еще до того, как всякая рекитализация станет возможной). Организационный провал и порожденный им технический перерыв в деятельности криофирмы, длящиеся всего несколько месяцев, могут положить конец медицинскому эксперименту путешествия во времени, причинив непоправимый ущерб криопациентам, находящимся в криохранилищах.

   Непрерывное сопровождение, предлагаемое крионическими организациями, организационно походит на непрерывное сопровождение, предоставляемое католической Церковью в Англии в Средние Века в форме часовен. Часовни представляли собой тип общества на доверии, основанного с целью нанимать священнослужителей для исполнения определенного числа месс в течение условленного периода времени для того, чтобу душа усопшего упокоилась с миром. Первая непрерывная месса была организована Королевством в 1180-ые гг. Большинство институций, предоставляющих эту услугу, было ликвидировано в 1547 г. в ходе Реформации. Таким образом, «непрерывное» сопровождение длилось меньше, чем 400 лет. Однако часовни были учреждены или как часть Римской Католической Церкви или как институт, находящийся под ее управлением и контролем. В те времена Римская Католическая Церковь была настолько же могущественна как государство и многими воспринималась как подлинное правительство Европы. Напротив, крионические организации  представляют собой очень маленькие бизнес-структуры с весьма ограниченными финансовыми ресурсами, подконтрольные как федеральному правительству, так и правительствам штатов. Ключевой вопрос, поставленный нами здесь: сможет ли организационно небольшая структура пережить самую могущественную организацию Европы?

#2. Организационный упадок

Изучение истории различных организаций показывает, что они проходят период роста, сменяющийся периодом упадка, и в конце концов они исчезают. Вероятность долговременного выживания бизнес-структур ничтожно мала. В издании 2000-го года «Бикердайк, Латтимор и Мадж» (Bickerdyke, Lattimore, & Madge, 2000 Bickerdyke, I., Lattimore, R., & Madge, A. (2000, December 20). Business failure and change: An Australian perspective. Canberra: AusInfo. Retrieved July 17, 2015), говорится, что около двух третей бизнес-структур перешагивают через свою пятилетнюю годовщину и почти половина доживает до своего десятилетнего юбилея. Из статистики банкротств явствует, что около 4-х процентов малых предприятий со штатом от одного до девяноста девяти сотрудников, выходящих на рынок, исчезает в течение года, 15 процентов исчезает в течение трех лет и 30 процентов исчезает в течение пяти лет (Промышленность Канады,2009, Industry Canada, 2009 Industry Canada. (2009, January). Key small business statistics. Ottawa. Retrieved July 20, 2015). На фоне вышесказанного, банкротство не кажется таким уж невероятным, если речь идет о более чем сотне лет. На самом деле, вероятность выживания бизнес-структуры на протяжении ста лет сводится к одному шансу на тысячу. Балдин отмечает, что все учреждения и структуры следуют неумолимым и необратимым путем навстречу равновесию смерти. «Люди, семьи, компании, народы и цивилизации, все подчиняются одному и тому же мрачному закону и история любого организма поразительно напоминает восхождение и закат народов на пути вымирания» (Boulding, 1950 Boulding, K. E. (1950). A reconstruction of economics. New York, NY: Wiley. [Google Scholar]).

 Учитывая такую негативную динамику банкротств, особенно необходимо сделать все возможное, чтобы увеличить шансы на структурное выживание.

  «Главная причина банкротств это неумелое управление. Управляющие фирм-банкротов не имеют опыта, знаний или видения как развивать их бизнес. Даже если возраст фирмы и опыт ее менеджеров увеличивается, недостаток знаний и неправильное видение путей развития бизнеса остаются критически значимыми причинами банкротств» (Baldwin et al., 1997 Baldwin, J., Gray, T., Johnson, J., Proctor, J., Rafiquzzaman, M., & Sabourin, D. (1997, November). Failing concerns: Business bankruptcy in Canada. Ottawa: Statistics Canada, Micro-Economic Analysis Division. Retrieved July 20, 2015).

  Согласно ежемесячному отчету, опубликованному на сайте Института Крионики (CI), если текущая стратегия не изменится, количество членов Института не будет увеличиваться. Приведенные данные свидетельствуют, что количество плятящих взносы членов никогда не превысит двух тысяч двухсот. В это случае, количество криопациентов Института будет равняться количеству вновь вступивших. Некоторые вступают в Институт уже посмертно, т. е. Они вписаны как члены Института членами их семей или другими лицами уже после официального объявления о смерти. Но до того как официальное извещение о смерти не получено Институтом, он не может записать этих людей в свои новые члены. Если половина новых криопациентов Института относится к категории посмертно вступивших, количество его членов возрастет до четырех тысяч четырехсот. Алькоровский Фонд по продлению жизни демонстрирует схожую модель изменения численности своих сторонников. То есть, фиксированное количество новых членов каждый месяц при снижении скорости роста численности Фонда. Это резко контрастирует с более ранними темпами роста численности членов Института Крионики, который демонстрировал удвоение числа своих сторонников каждый раз на временном отрезке от трех до пяти лет. Если эта тенденция сохранится, Институт Крионики достигнет пика своей численности в диапазоне около 50 лет. Мы можем ожидать длительный период упадка, который продлится неизвестно сколько, так как еще невозможно просчитать шансы стабильного существования бизнес-структур в течение столь долгого периода времени. Можно, однако, предполагать, что Институт Крионики развалится менее чем через сто лет после своего пика,то есть примерно через 150 лет, начиная с нашего времени. Поскольку около половины заранее подготовленных криоконсерваций могут быть признанными проведенными в ненадлежащих условиях, ввиду требований к срокам охлаждения тела, маловероятно, чтобы эти криопациенты были реанимированы в течение данного временного периода. В действительности, есть большие сомнения, чтобы кто-нибудь, крионированный с применением нынешних технологий, был ревитализирован в течение следующих 150 лет. Впрочем, 150 лет это необычно долгое время жизни для бизнес-структур, так что приведенное здесь суждение, вероятно, излишне оптимистично. Более точную оценку можно получить, изучая специфические для крионических организаций риски, а не общие тенденции существования бизнес-структур.

  К примеру, оба флагмана отрасли, и Институт Крионики и Алькор, используют достаточно проблематичную бизнес-модель, если мы говорим о модели, призванной обеспечивать жизнедеятельность той или иной организации в течение длительного времени. Институт Крионики задействует в основном волонтеров, тогда как Алькор существует благодаря многочисленным, но непостоянным пожертвованиям. Неясно смогут ли эти организации поддерживать свое существование в случае если истоки их финансирования иссякнут.

  Также мы хотим поговорить об еще одном риске для крионических организаций, недооцененном до сих пор, риске вражеского захвата. В политическом контексте, неорганизованный индивидуум всегда находится в слабейшей позиции. Благодаря индивидуализму и отсутствию организации, царящим в крионических организациях США, эти последние являются легкой мишенью для захвата любыми, сколько-нибудь организованными группами.

  Например, Храм Вампира, действующая В Штатах секта, поощряет своих адептов членством в крионических организациях, продвигая их в иерархии секты. Это способствует записи членов секты в ряды крионических организаций. Вследствие того, что Институт Крионики предоставляет бòльшую экономическую свободу, вполне возможно, что большинство его членов являются членами данной секты. Поскольку многие посты в Институте Крионики заняты волонтерами, существует повышенная опасность, что даже небольшая сектантская группа может поставить своих членов на ключевые позиции и затем уволить оппонентов. Это не только теоретическая опасность. Президент Института Крионики попытался провести члена Храма Вампира в Совет Директоров Института в 2011 году. Другой член Института Крионики, в открытом диспуте, связанном с выборами 2011 года, показал себя сторонником Храма Вампира как минимум. Если текущий тренд сохранится, то и Институт Крионики и Алькор с высокой вероятностью будет поглощен Храмом Вампира. Институт Крионики делает особо уязвимой мишенью для атаки диктаторская позиция его руководства. Что касается Алькора, то тут слабость заключается в самовыбирающимся Совете Директоров. В кратковременной перспективе, неудачная попытка захвата может нанести даже больший ущерб, чем хитроумный и с успехом реализованный план по слиянию. Такая попытка могла бы породить в недрах крионических организаций настоящую войну, которая неизбежно привела бы к расколу внутри криокомпаний.

  Итак, ввиду того, что крионические организации являются небольшими, прогнозирование их успешности на относительно большой промежуток времени, учитывая динамику банкротств малых предприятий, представляется затрудненным. Кроме того, эти организации не самоокупаемы и существуют благодаря пожертвованиям как денег, так и времени (в случае с волонтерами). Это усиливает вероятность того, что неопытное руководство умножит риски банкротства. Наконец, шансы на недружественный захват криокомпаний кажутся достаточно высокими. Таким образом, лишь хорошо защищенные от всех перечисленных угроз криокомпании, если таковые найдутся в данной отрасли, имеют шанс вдохнуть новую жизнь в свои детища прежде чем произойдет их финансовый и организационный крах.

#3. Политические риски

Не кажется маловероятным допущение, что пока крионика будет считаться чем-то вроде современного культа, она будет подвергаться риску дискриминации настолько, насколько власть предержащие сочтут это уместным. Не может быть и тени сомнения, что текущий статус крионики в глазах широкой публики сводится, увы, к культу. Обзор Бэджера (Badger, 1998 Badger, W. S. (1998). An exploratory survey examining the familiarity with and attitudes toward cryonic preservation. Journal of Evolution and Technology, 3. Retrieved July 20, 2015), выявил, что бòльшая часть общества рассматривает крионику как эгоистичную и аморальную практику, крадущую ресурсы и возможности у большинства человечества и у будущих поколений. Это восприятие усиливается постоянным мельканием топика «крионика» на оккультных и мошеннических сайтах. Солидные веб-ресурсы, такие как Гвейкуоч, заявления как скептически настроенных властителей дум так и Президента Национального Совета по борьбе с лженаукой и отвергающая крионику резолюция, принятая Обществом Криобиологии, вносят весомый вклад в распространение подобной точки зрения. 

  Непосредственные политические атаки на отрасль, от почти военной операции, закончившейся для персонала одной из криофирм тюремным заключением, до попыток объединения директоров похоронных компаний поставить под недобросовестный контроль одного из поставщиков криоуслуг, делают невозможным дальнейшее успешное развитие крионики. Еще одна законодательная инициатива заключалась в запрете на рыночное продвижение крионических услуг. В то время как прямое вмешательство со стороны властей представляет для крионики огромную угрозу в краткосрочной перспективе, сохранение в глазах общества ее репутации как подвида современного культа способно навредить ей на долгие годы. Передовые исследования, поддержанные научными фондами, и сотрудничество со множеством уважаемых исследователей и институтов ставятся под вопрос до тех пор, пока крионика не утратит свой теперешний статус культа.

 Также устойчивое использование в обыденной речи термина «пациент» по отношению к лицам, находящимся в состоянии ибернации, обычно кажется обывателю неподходящим и даже смешным. Это, кстати, объясняет то, что многие искажают идею крионики без всякой задней мысли. В любое размышление о преимуществах крионики по сравнению с ее ценой вторгаются связанные со смертью раздражители. Очень часто неподходящее использование терминов вызывает немедленное искажение темы дискуссии. Понятно, что фирмы, обеспечивающие ведение криоклиентов, объясняют почему они используют термин «пациент», но неискушенный человек уже составит себе превратное представление о концепции крионики, прежде чем получит адекватное объяснение. Притом, даже некоторые очень искушенные люди путают термины «крионика» и «криогения» тем самым препятствуя эффективному внедрению бренда крионики в умы. Очевидно, что успешная рыночная модель предполагает применение запоминающихся терминов, вызывающих исключительно положительные ассоциации, которые могут быть использованы как маркентинговый крючок, на который цепляется нетривиальный для понимания концепт.

  Другой тип политических рисков происходит из-за ничтожных оборотов крионической индустрии. Поэтому крионические организации часто подпадают под законодательное регулирование сопредельных областей науки и медицины. Иногда это делает невозможным осуществление практики крионики под определенными юрисдикциями, даже если они вовсе не касаются крионики. Вот недавно в штате Флорида ввели новый закон о всех компаниях, использующих человеческие ткани не в целях трансплантации и находящихся под действием Единого Акта о Донорстве Органов, легального основания для транспортировки криопациентов в криохранилища. Закон штата Флорида предоставляет аккредитацию на территории штата только тем криодепозитариям, которые соответствуют требованиям Американской Ассоциации Банков Человеческих Тканей и сертифицированы вышеобозначенной ассоциацией. Приведенное законодательство не разрабатывалось специально для криокомпаний, не учитывает их потребности и может стать для них непосильным бременем. Вдобавок, исторически Американская Ассоциация Банков Человеческих Тканей яростно сопротивлялась крионике и вероятно будет затруднять получение крионическими организациями законодательного одобрения. Так, используя неправительственный и некоммерческий регулирующий институт, штат Флорида может невольно сделать практику крионики подпольной.

  Отсюда следует, что сохранение «околокультового» статуса крионики, которое поддерживается употреблением узкоспециального слэнга, делает ее легкой мишенью для прямых политических атак или опосредованного устранения путем законодательных изменений.

#4. Пренебрежение научными методами маркетинга крионики

Практически полное игнорирование законов рынка также является одной из причин провальной стратегии большей части крионических организаций. Ведь крионика не является простым продуктом. Цель ее маркетинга — способствовать социальным изменениям, поскольку связанные со смертью традиции и ритуалы встроены в структуру общества. Следовательно, изменения в этой области требуют фундаментальной перестройки социального поведения. Эндрисен (1995 Andreasen, A. R. (1995). Marketing social change: Changing behavior to promote health, social development, and the environment. San Francisco, CA: Jossey-Bass. [Google Scholar], pp. 66–67) выделяет пять эффективных стратегий, нацеленных на смену общественной ориентации в этой сфере.

  •  . Миссия крионических организаций должна рассматриваться как создание почвы для изменения поведения фокус-группы.
  • Потребитель крионических услуг должен рассматриваться как кто-то с неповторимыми мироощущением, потребностями и желаниями, под которого поставщик услуг обязан подстраиваться.
  • Маркетинговые исследования жизненно необходимы.
  • Различные типы потребителей делятся на отдельные сегменты, согласно своим предпочтениям и возможностям.
  • Конкуренция между крионическими фирмами должна существовать всегда и во всем.

  Анализ почты CryoNet Mailing List, к примеру, показывает, что доминирующая точка зрения корреспондентов это то, что «крионика несет вселенское добро», «потребители представляют проблему», - так как они косны и немотивированы, - «исследования рынка играют незначительную роль», - на самом деле никакую, - «потребитель рассаматривается как массовый», - и - «к чему нам конкуренция?», капитаны отрасли даже не потрудились определить тот тип рынка, на котором могла бы развиваться потенциальная конкуренция.    Итак, мы можем заключить, что дилетантский подход в маркетинге привел к выбору пяти неэффективных стратегий, гарантирующих почти неминуемое падение криокомпаний.

  Если использование термина «крионика» может быть оправдано тем, что он был отобран криоорганизациями в эпоху, когда еще не были доступны обширные маркетинговые исследования, то продолжающееся пренебрежение законами рынка мы можем приписать не иначе как сочетанию невежества и некомпетентности. Обычно социальные науки крионисты отвергают как излишние. Однако, даже это не объясняет сопротивления новому в понимании проблем рынка. К примеру, невзирая на то, что еще Бэджером (1998 Badger, W. S. (1998). An exploratory survey examining the familiarity with and attitudes toward cryonic preservation. Journal of Evolution and Technology, 3. Retrieved July 20, 2015) было отмечено важнейшее значение религии при выборе в пользу крионики, результаты его наблюдений и его советы были полностью проигнорированы. Прямой результат этого — то, что сегодня фокус-группа крионистов — миллионеры-атеисты, что явно противоречит статистике лиц, подписавших криоконтракты в Америке Stodolsky, 2008 Stodolsky, D. (2008, April 9). Re: atheist millionaires. Retrieved July 20, 2015). Эта статистика, вкупе с данными двух независимых исследований об отношении в обществе к технологиям по продлению жизни (Kogan, Tucker, & Porter, 2011 Kogan, N., Tucker, J., & Porter, M. (2011). Extending the human life span: An exploratory study of proand anti-longevity attitudes. The International Journal of Aging and Human Development, 73(1), 1–25.10.2190/AG.73.1.a[Crossref], [PubMed], [Web of Science ®], [Google Scholar]; Partridge, Underwood, Lucke, Bartlett, & Hall, 2009 Partridge, B., Underwood, M., Lucke, J., Bartlett, H., & Hall, W. (2009). Ethical concerns in the community about technologies to extend human life span. The American Journal of Bioethics, 9, 68–76.10.1080/15265160903318368[Taylor & Francis Online], [Web of Science ®] подтверждает, что роль религиозного фактора при выборе той или иной модели общественного поведения сложно переоценить. В конце концов, этот очевидный факт, хотя и с опозданием, но был принят к сведению крионическими организациями и это вызвало некоторые изменения в их маркетинговой стратегии.

  Второй основополагающий вывод, вытекающий из анализа идей Бэджера (1998 Badger, W. S. (1998). An exploratory survey examining the familiarity with and attitudes toward cryonic preservation. Journal of Evolution and Technology, 3. Retrieved July 20, 2015), то, что маркетинг крионики адресован преимущественно миллионерам. Хотя многие добиваются того, чтобы любой человек мог себе позволить заключить криоконтракт при помощи страхования жизни, предполагая, что он начнет выплачивать требуемую сумму еще в пору своей молодости, финансовые тебования остаются серьезным препятствием к подписание криоеонтракта. Мы понимаем, что бòльшая часть населения земного шара, включая лиц с доходом менее 5 долларов в день никогда не будет в состоянии подписать криоконтракт по финансовым соображениям. Как же они будут относиться к тому, что для них лишь призрачная химера? Это же было отмечено и Бэджером ( Journal of Evolution and Technology, 3. Retrieved July 20, 2015). Он констатировал: «Различия в доходах оказывают решающее влияние на статистику отношения к крионике. Это значит, что богатые гораздо больше расположены сказать: «Я думаю, что крионика это здорово и я смотрю в будущее с оптимизмом" Бэджер также заключает: «Лица, зарабытывающие больше, чем сто долларов в день, в общем более благосклонны по отношению к крионике).” Восемь процентов респондентов из опросника Кейзера показали, что они желают жить вечно и тридцать семь процентов заявили, что они были бы не против жить неограниченно долго. Attitudes and acceptance toward the technology of cryonics in Germany. Жаворонков находит, что более десяти процентов участвующих в его опросе лиц хотели бы жить по меньшей мере 180-200 лет (Zhavoronkov, 2015 Zhavoronkov, A. (2015). Longevity expectations in the pension fund, insurance, and employee benefits industries. Psychology Research and Behavior Management. Другие исследования менее формального характера также выявляют несоответствие маркетинговой ориентированности крионических организаций пожеланиям общества. Так, тест журнала Нью Сциентист, предлагающий своим читателям выбор между бесплатным крионированием и бесплатным путешествием на Гаваи, показал, что 28 процентов респондентов выбрали крионирование. Более свежий опрос показал, что более половины респондентов хотели бы, чтобы их тело было заморожено после смерти (Would you want to be brought back to life after death? (2011, July 26). Следовательно, если бы крионирование было доступнее, мы могли бы ожидать, что от трети до половины населения Великобритании им воспользовались бы. Кейзер также свидетельствует, что 22 процента немцев допускают, что их тело будет крионировано. На этом фоне, становится более чем очевидной пропасть между реальными запросами общества (если даже известное своей консервативностью население США, где атеисты составляют менее половины предоставляет крионическим организациям по крайней мере 1, 2 миллиона потенциальных потребителей) и размером американских криофирм, насчитывающих всего пару тысяч членов.

  Мы могли бы ожидать, что с экономическим ростом финансовые барьеры будут становиться все меньше и меньше, однако: «в 1996 году молодой человек 25-34 лет приносил домой, в реальном выражении, на 75 долларов в неделю меньше, чем его отец двадцатью годами ранее. The changing relationship between the generations. It could even be good news…? Youth Studies Australia, 26, 9–16. Стагнация при Джордже Буше-старшем, сменившаяся упадком, вызвавшим ассоциации с периодом Великой Депрессии, повлекла дальнейшее снижение доходов подавляющего большинства населения Штатов.

  Нежелание учитывать различия в благосостоянии населения при формировании стратегии маркетинга крионики может объяснить стагнацию отрасли. Поскольку фокус-группа крионических организаций  - это миллионеры-атеисты, лишь они являются целью поставщиков криоуслуг. Но выбор в пользу крионирования также в высокой степени обусловлен и личностными особенностями, и сложившимися обстоятельствами, а иногда и просто сиюминутными чувствами, которые играют, пожалуй, даже бòльшую роль, чем религиозные воззрения и финансовое благополучие. Исходя из вышесказанного, легко предположить, что миллионер-атеист, будучи членом крионического общества, не подпишет криоконтракт, просто поддавшись минутному колебанию, на которое криокомпания не может оказать влияния.  

  Тот факт, что многие члены крионических организаций не являются ни атеистами, ни миллионерами, не является аргументом против доводов автора предложенного Вашему вниманию очерка (2008 Stodolsky, D. (2008, April 9). Re: atheist millionaires. Retrieved July 20, 2015). Для понимания этого необходимо знание основ статистической науки. Пусть даже маркетинговая стратегия криоорганизаций и направлена прежде всего на атеистов, они никогда не займут там доминирующие позиции, пока их общее количество от членов этих организаций составляет всего лишь 4 процента. Если мы предположим, что рыночная стратегия какой-либо организации в девять раз больше благоволит атеистам, нежели другим категориям населениям, в конечном итоге перевес религиозно настроенных граждан составит 27, 6 (99.6 × .1/.4 × .9) раз над атеистами. То есть, поскольку атеисты насчитывают всего четыре десятых от общей численности населения нашей страны и рыночная стратегия какой-либо организации будет смещена от 1 до 9 в их пользу, численность атеистов в рядах этой организации превзойдет дпугих в соотношении 28 к одному. Но беспристрастная рыночная стратегия привела бы к тому, что на каждого атеиста приходилось бы 200 религиозно настроенных граждан.

 В заключение следует отметить, что почти полное манкирование законами рынка привело к тому, что все усилия крионистов сосредоточились на его ничтожном сегменте, а соединение невежества с некомпетентностью стало причиной абсолютного нежелания расставаться с этой порочной практикой. Эта провальная стратегия сохраняется даже несмотря на то, что флагманы отрасли не могут отрицать неисчерпаемые возможности открывающегося перед ними потенциального рынка крионики.

#5. Крушение медицинской модели

Хотя проблемы крионической отрасли далеко не новы, они не вызвали изменения существующих на сегодняшний день подходов. Когда-то отец крионики декларировал, что как только люди узнают о возможности медицинского путешествия во времени, идея крионики мгновенно распространится по всему миру. Он полагал, что его книга «Перспективы бессмертия» (Ettinger, 1964 Ettinger, R. C. W. (1964). The prospect of immortality. Garden City, NY: Doubleday. [Google Scholar]) явится толчком для массового движения. Сегодня, однако, по прошествии многих лет, наполненных множеством научных и псевдонаучных публикаций и разговоров, крионика так и не достигла всеобщего признания. Эттингер создал компанию, предлагающую услуги по крионированию и был крионирован сам. Сейчас, спустя больше чем 40 лет после того, как первый человек был крионирован и невзирая на невиданный доселе прогресс в технологиях, раскрутка и продвижение крионических организаций по-прежнему остается ничтожным.

  Крушение медицинской модели крионики зачастую связывается с невозможностью продемонстрировать воскрешение криопациента. Тем не менее, пересмотр приведенных Бэджером сведений показал, что на отношение общества к крионике едва ли могли повлиять столь специфические обстоятельства. Так, около двадцати процентов технологически искушенных респондентов, от которых можно было ожидать благорасположения к крионике, отметили, что они охотно приняли бы идею крионики в других обстоятельствах. Похоже, вероятность успешной реанимации криопациента оказывает слабое влияние на мотивацию обывателя. Вместе с тем, подобные выводы могли бы показаться необъяснимыми сторонникам медицинской модели. Они бы скорее поняли, если бы мы приняли в расчет религиозно оправданные возражения медицинским процедурам. Такие возражения мы слышим, к примеру, в отношении переливания крови или вакцинации. Если даже такие общепринятые и практически ставшие рутиной процедуры могут отвергаться отдельными категориями населения, то что уж говорить о куда более экстравагантной процедуре, вокруг которой, к тому же, всегда было много слухов и спекуляций. Жаворонков свидетельствует, что большинство опрошенных им отвергает любую инвазивную процедуру для продления жизни и не выражает желания жить больше ста лет, даже сохраняя молодость. Кейзер также поясняет, что 24 процента его немецких респондентов считает свою собственную криоконсервацию неприемлемой, а пятьдесят четыре процента и вовсе ее отвергает. Только шестнадцать процентов относится к смерти как к проблеме и лишь одиннадцать процентов участников опроса Международной Ассоциации Работников по Найму назвали старение болезнью.

  Преобладающая в наши дни точка зрения на крионику сводится к тому, что это необычный способ погребения. Институт Крионики со временем получил официальный статус кладбища. Почти половина всех членов Института Крионики стала его членами посмертно. Согласно Единому Акту о Донорстве Органов, человек должен быть признан умершим перед тем как пройти процедуру крионирования. Кроме того, не так давно одна похоронная фирма потребовала, чтобы ей позволили предлагать своим клиентам крионику в качестве стандартного продукта. (Эта фирма, в данном случае Ф.А. Эльбин и Сыновья из Лондона, Великобритания, согласилась содействовать переправке криоклиентов в криохранилище). Таким образом, мы можем сказать, что и правительство и рынок обнаруживают потребность в приходе крионики на поле похоронной индустрии. Пока крионисты не осознают, что они должны пойти навстречу похоронной индустрии, их рыночная стратегия не приведет к сколько-нибудь значимым для процветания крионики успехам.

   Крушение медицинской модели крионики часто приписывается невозможности явить публике воскресшего криопациента. Однако, анализ социологических исследований выявляет слабое воздействие такого рода демонстраций на общественное сознание. Бòльшая часть общества попросту не считает старение болезнью, а смерть — медицинской проблемой. Несколько похоронных компаний намерены включить крионику в перечень своих услуг, предлагая похоронную индустрию как надежный и подходящий путь продвижения крионики.

#6. Преимущества, приобретаемые крионическими предприятиями от сотрудничества с похоронными фирмами

Сейчас Институт Крионики может предложить своим клиентам посмертное крионирование низкого качества, поскольку он нуждается в двухнедельном сроке для согласования всех юридических моментов. Если бы похоронные компании выступали в данном случае как посредники, они бы взяли на себя все формальности и, таким образом, этот двухнедельный срок сократился или же вовсе исчез. Еще один практический эффект от взаимодействия крионической и похоронной отраслей мог бы выражаться в том, что похоронные предприятия могут потребовать помещения для охлаждения и криохранения и, что более вероятно, транспортные средства, в любое время готовые к транспортировке криопациентов. Если бы похоронные компании вложили бы денежные средства в развитие сети криохранилищ, они бы чувствовали свою ответственность за то, чтобы крионирование проводилось бы как можно чаще и его качество бы неуклонно повышалось. Похоронщики бы были высоко  мотивированы осуществлять процедуру охлаждения как можно раньше, поскольку весьма вероятно, что именно они продавали бы услуги по криоконсервации семьям покойных и, соогтветственно, были бы выгодоприобретателями крионических услуг. В конечном счете, Институт Крионики мог бы запросить, или похоронные фирмы сами бы запросили, удостоверение на крионическое транспортное средство, что дало бы им весомое преимущество перед похоронными компаниями не занимающимися реализацией крионических услуг. Эта кооперация между крионической и похоронной отраслями могла бы также выражаться в разделении юридической ответственности.

  Между тем, текущая политика в этом отношении привела к росту напряженности между крионическими и похоронными организациями, чего, однако, сумели избежать в России, где российская криофирма КриоРус регулярно участвует в похоронных выставках. Поэтому крайне необходимо приложить максимум усилий к формированию благосклонного к крионике политического лобби, способного скорректировать недружественное к крионике законодательство. Пока что проблема взаимоотношений законодателей и крионистов ограничивается Аризоной, тем не менее, возросшая популярность крионической индустрии может вывести данную проблему на национальный уровень. Если крионистам не удастся найти достаточно влиятельных покровителей, способных привлечь на свою сторону бòльшую часть политиков, совершенно ясно, что дело крионики обречено. Таким образом, без успешного и взаимовыгодного взаимодействия двух отраслей, крионической и похоронной, крионике просто не выжить. К тому же, коммерческая кооперация с похоронкой принесла бы выгоду Институту Крионики еще и тем, что его члены могли бы отстраниться от решения законодательных задач, сосредоточившись на поиске средств для своих исследований и на самих исследованиях. Институт Крионики неплохо продвинулся в совершенствовании механизмов криогенного хранения и биоконсервации. Эти достижения могут быть поддержаны и улучшены только если команда Института Крионики не будет отвлекаться на бытовые вопросы, связанные с продажей своих услуг.

   Мы можем заключить, что текущая политика игнорирования похоронных компаний как агентов по продажам крионических услуг ведет к ухудшению качества по меньшей мере половины из осуществляемых на сегодняшний день Институтом Крионики крионирований. Это также создает дополнительный имиджевый риск для крионической индустрии. Насущная необходимость в финансировании неприбыльных исследований в области крионики также объясняет потребность в создании высоко доходного коммерческого канала для реализации крионипческих услуг. В сущности, нет разницы между криохранением и криогенным погребением, которое может считаться эзотерическим надгробным ритуалом, вроде развеивания пепла по ветру. Разница — в цене намерения воскреснуть. Самое большое препятствие для использования похоронных фирм в качестве коммерческой структуры крионических организаций это позиция руководства криокомпаний, которое не может себя представить как участника рынка погребальных услуг. С точки зрения социальной теории, крионика технически достаточно созрела для того, чтобы стать массовым движением, но консервативная позиция ее лидеров поддерживает ее изоляцию от мейнстрима.

  Сотрудничество руководителей криофирм и похоронных компаний привело бы к улучшению качества крионирования и к росту продаж криоуслуг. Главным препятствием к этому была и остается позиция флагманов крионической отрасли.

#7. Смена стратегии продвижения крионических услуг на рынке

    Пока что для большинства основным препятствием при рассмотрении возможности обращения в криофирму является высокая стоимость криоконсервации. Институционализация некоммерческих организаций, работающих по принципу «плати и беги», обеспечило бы более или менее адекватное покрытие стоимости криоуслуг. В результате, быстрое распространение такого рода организаций повлекло бы за собой расширение круга лиц, могущих позволить себе криосохранение. А увеличение количества клиентов криокомпаний вызвало бы, соответственно, значительное падение цен на услуги последних. Подходящая бизнес-модель позволила бы локальным группам крионистов распространять полностью предоплаченные услуги среди своих членов, как только количество членов сообщества станет достаточным для выхода организации на уровень криокомпании. Выгоды от членства в такой организации заключались бы в обеспечении высшего уровня социальной поддержки ее членов, желающих продлить свою жизнь, и значимом политическом влиянии на местном уровне, что гарантировало бы мгновенный отклик на нужды крионики.

   С другой стороны, если мы стремимся охватить криоуслугами как можно большее количество народонаселения, можно было бы внедрить оплату криоуслуг в кредит, по примеру домов, автомобилей, дорогостоящих приспособлений и даже мобильных телефонов.  Однако, на текущий момент, единственным широко распространенным и доступным механизмом для финансирования криохранения остается страхование жизни. Тем не менее, этот механизм таит в себе ряд потенциальных опасностей. Во-первых, это требует долговременной финансовой стабильности, тогда как сейчас эпоха финансовой нестабильности и все большее число людей вынуждено довольствоваться временной работой. Во-вторых, в связи с тем, что огромная часть населения США лишена адекватной медицинской страховки, экстремальные случаи, требующие дорогостоящего лечения, покрываются посредством полиса страхования жизни. Следовательно, средств, предоставляемых по полису страхования жизни, может не хватить на покрытие расходов на крионирование и криохранение. В-третьих, родственники крионированных иногда требовали выручку за полис страхования жизни. Даже если такие требования заканчивались ничем, судебные издержки зачастую были весьма значительными. Оспаривания в суде сумм за страхование жизни со стороны родственников криоклиентов, чаще всего мотивированные возможностью сорвать большой денежный куш, обычно сопровождались негативным освещением в прессе. Такие оспаривания могут также сократить срок крионирования. В конечном счете, есть категории лиц, исключенные из числа соискателей полисов по страхованию жизни, такие как дети, неизлечимо больные, и т. д. Итак, финансирование с помощью страхования жизни имеет существенные ограничения как метод распространения крионирования в массах.

  Понимание особенностей рынка, на котором призваны действовать криокомпании, требует новой стратегии для их эффективного маркетинга. Криокомпании действуют на рынке «бессмертия» и новая, неограниченно долгая жизнь — это мечта каждого криониста. Однако, в данном сегменте рынка криокомпании находятся в невыгодном положении, конкурируя с религиозными организациями, также предлагающими своим последователям вечную жизнь, и здесь сравнение не в пользу крионики, которая, являясь по сути технологией погребения, стоит по крайней мере в 10 раз дороже традиционного погребения. Но погребение — это лишь маленькая часть предложений религиозных организаций. В плане предложения бессмертия, крионика намного конкурентноспособнее религиозных организаций, поскольку воскрешение при помощи научных технологий гораздо правдоподобнее воскрешения в результате веры. Однако, чтобы добиться еще большей конкурентноспособности в этой сфере, крионическим фирмам предстоит сменить упаковку, более доступную для понимания у религиозных организаций. Попытки представить жизнь в будущем как утопию, это не то, что должно быть разрекламировано крионическими организациями. Для того, чтобы их услуги были конкурентноспособными, им надо быть очень консервативными, убеждая обывателей прибегнуть к криоконсервации. Иными словами, чтобы конкуренция с религиозными организациями была эффективной, надо играть на их поле, используя их методы.

  Фонды по продлению жизни могли бы быть также использованы для обеспечения стратегии предоплаты, что могло бы содействовать снижению экономических барьеров для желающих воспользоваться услугами криофирм. Услуги, предлагаемые фондами по продлению жизни, могли бы, например, состоять в организации еженедельных обедов, на которых люди учились бы готовить здоровую пищу, лекций на темы, связанные со здоровьем, курсов по оказанию первой помощи, хранения стволовых клеток пуповинной крови, образцов тканей, животных, и т. п. Благодаря таким действиям, фонды собирали бы средства, которые могли бы быть впоследствии использованы для продления жизни своих членов.

   Финансирование — сложная тема, так что я приведу здесь лишь упрощенный пример. Допустим,  ставка подоходного налога — 50 процентов и некто жертвует фонду десять процентов своего дохода. Расходы фонда за вычетом налогов составляли бы, в таком случае, пять процентов данного взноса, из которых фонд выделял бы пять процентов на текущую деятельность и пять процентов — в фонд крионирования. Тогда прибыль после уплаты налогов равнялась бы нулю (доходы фонда после уплаты налогов уходили бы на его текущую деятельность) и крионирование быстро стало бы предоплаченным. Если годовой доход равен 100 000 долларов, по истечении шести лет можно смело рассчитывать на создание фонда криосохранения в размере 30 000 долларов. Причем, согласно, может быть, коллективному договору, новым членам фонда немедленно бы выделялись деньги на их крионирование. Поскольку каждый вновь принятый жил бы наверняка больше шести лет после вступления, новые члены служили бы резервом для фонда криоконсервации.

   Так, финансовая стратегия, базирующаяся на коллективных договорах, позволила бы придти к предоплате криосохранения быстрее, чем финансовая стратегия, основанная на использовании личных страховых полисов. Это привело бы к изменению политики финансирования крионики и обеспечило бы этим фондам налоговые льготы, если бы указанный вариант удачно вписался бы в законодательную структуру. Финансирование по принципу «плати и беги» примерно на 30 процентов выгоднее финансирования посредством страховок, так что нет оснований полагать, что отсутствие финансирования другими способами может оказать негативное влияние на динамику численности такого рода фондов по продлению жизни. Общепринятое возражение противников принципа «плати и беги» заключается в том, что некоторые могут присоединиться к фонду прямо перед своей смертью, можно сказать,  присвоив себе средства других людей, которые те вкладывали в фонд в течение долгого периода. Но существенная экономия от коллективных договоров сводит к миниму этот риск.

   Даже маленькие, но регулярные пожертвования, сделанные значительным числом людей, могло бы, по прошествии многих лет и учитывая, что фонды по продлению жизни будут непрерывно пополняться все новыми и новыми членами, сделать криосохранение доступным для каждого. Экзистенциальный кризис обычно настигает людей среднего возраста, достигших, скажем, 45 лет. А средний житель Европы нуждается в криосохранении в возрасте примерно 75 лет.  Это означает, что он будет откладывать на свое крионирование по пять процентов своего дохода в течение тридцати лет. Даже если годовой доход составляет только 10 тысяч евро, за тридцать лет сумма подобных пожертвований составила бы 15 тысяч евро или около 21 тысячи 400 долларов по курсу 2011 года. Так что даже относительно низкий доход мог бы служить основой для практически полной оплаты крионирования членов подобного рода фондов, и это при том, что они вступят в фонд достаточно поздно. Если мы отнесем к источникам финансирования также коммерческие взносы и инвестиции, высока вероятность полной оплаты криохранения. Данная модель предусматривает запись в члены фонда целыми семьями. Таким образом, больше людей могли бы начинать делать взносы в возрасте примерно 20 лет, на протяжении более долгого времени. Это добавило бы к сроку аккумулирования денежных средств еще 25 лет, почти удваивая сумму взносов. Если молодой человек вырос среди окружения, принимающего крионику, он продолжит ее поддерживать. Однако, маркетинговые усилия криокомпаний должны быть нацелены преимущественно на людей среднего возраста, которым не понаслышке знакомо ощущение экзистенциальной тревоги.

   Если бы было повсеместно распространено сохранение образцов пуповинной крови, эта практика тоже могла бы стать частью смены рекламной упаковки крионики, стратегии, предполагающей донесение до каждого молодого человека информации о том, что в случае серьезной болезни он мог бы иметь под рукой надежный источник собственных крионированных стволовых клеток. Это лучшая форма вербовки сторонников крионики, которая, к тому же, стоит очень дешево в сравнении с серьезными маркетинговыми усилиями.

   Если членство в фондах по продлению жизни носило бы массовый характер, выбор в пользу неограниченно долгой жизни не был бы обусловлен вопросами экономического и иного характера. Человек становился бы бенефициаром фонда с рождения, достигая формального членства с достижением зрелости. Членство продолжалось бы всю жизнь. Постоянное членство стало бы выгодным, с учетом всякого рода проектов и услуг, более приближенных во времени к рядовому члену, чем крионирование. К этому стоит прибавить различные социальные и психологические выгоды, извлекаемые из группового членства.  

   Ранее, Институт Крионики удваивал численность своих рядов каждые три года (Stodolsky, 2005 Stodolsky, D. (2005, September 8). Predicted Cryonics Institute membership to 2044. Retrieved July 21, 2015, from CryoNet: http://www.cryonet.org/cgi-bin/dsp.cgi?msg=26967 [Google Scholar]). На таблице 1 представлены трехлетний (красная линия) и пятилетний (синяя линия) периоды, за которые происходило удвоение числа членов Института Крионики. На данной таблице синими квадратиками обозначены точки роста численности Института Крионики с1976 по 1997 гг., удваивавшейся каждые пять лет. Красные ромбики обозначают темпы роста численности Института Крионики с 1998 по 2004 гг., кажущиеся намного более стремительными и приводившие к удвоению численности рядов Института Крионики практически каждые три года или к ежегодному увеличению численности Института Крионики на 23 процента. Ежегодный прирост за указанный период (1976-1997 гг. в сравнении с 1998-2004 гг.) был весьма значительным (p = .0018, Stodolsky, 2005 Stodolsky, D. (2005, September 8). Predicted Cryonics Institute membership to 2044. Retrieved July 21, 2015, from CryoNet: http://www.cryonet.org/cgi-bin/dsp.cgi?msg=26967 [Google Scholar]). Мы видим, что темпы роста претерпели изменения после 1997 г. Возможно потому, что, как указал основатель Института Крионики Роберт С. Даблью Эттингер, примерно в 1997 г. был организован вебсайт Института Крионики. Даже если допустить, что численность Института Крионики удваивалась бы каждые пять лет, а не каждые три года, в 2014 г. Институт должен был насчитывать 2 314 членов. Однако, очевидное снижение темпов роста в конце 2010 г. привело к тому, что к концу 2014 г. Институт насчитывал лишь примерно 1 160 членов. Алькор демонстрирует столь же отчетливое снижение темпов роста.

Таблица 1. Темпы роста членов Института Крионики по годам (1976 - 2004).

Это снижение темпов роста численности рядов Института Крионики может объясняться отходом его основателей от активного участия в управлении Институтом, что официально произошло в 2004 году. Во многих смыслах, Институт Крионики был организован как семейный бизнес. Большинство семейных предприятий перестают быть таковыми во втором поколении и немногие остаются под управлением семьи в третьем. Однако, переход к профессиональному менеджменту может оказаться губительным для семейного дела и даже привести к краху предприятия. Успешное ведение бизнеса требует стратегического планирования и внедрения инноваций в управление и менеджмент. Подобные изменения подразумевают некоторое самоустранение членов семьи, основавшей бизнес, от ведения дел в той степени, в какой их влияние в фирме определяется профессионализмом, а не правом рождения. Неприятие подобных изменений ограничивает коммуникацию, а также обмен информацией и знаниями, необходимые для роста и выживания компании. К несчастью, неприятие перемен руководством Института Крионики вызвало пробел в совершенствовании управления и существенное ограничение возможностей обмена опытом в профессиональной среде. Можно даже сказать, что оппозиция профессионализации менеджмента криокомпаний стало отличительной особенностью крионики.

   Если новая маркетинговая модель простимулировала рост численности Института Крионики, достигнутый между 1998 и 2004 годами, то использование этой модели в дальнейшем привело бы к увеличению числа членов Института Крионики более чем на тысячу за тридцатилетний период. В таком случае ежегодный вклад каждого вновь вступившего члена мог бы принести компании 500 тысяч евро, если бы вновь вступивший член внес бы 500 евро в год. Это обеспечило бы крионирование по крайней мере десяти вновь вступившим членам. Таким образом, если рост численности членов крионических организаций будет увеличиваться, взнос каждого члена в фонд крионирования, соответственно, может быть уменьшен. Финансовые риски в этом случае наиболее высоки на этапе стартапа проекта, когда несколько первых крионирований могут истощить все резервные фонды компании. Эти риски могли бы быть покрыты с помощью страховки, которая увеличила бы расходы на стартап.

   Приведем другой пример, чтобы разъяснить важность увеличения численности криокомпаний для снижения стоимости их услуг. Если сегодня крионирование стоит 30 тыс. долларов, нужно платить по тысяче долларов в год в течение примерно 30 лет, чтобы полностью оплатить крионирование, следуя плану «плати и беги». Однако, если численность рядов криокомпаний возросла бы на тысячу человек по истечении тридцати лет, каждый вновь вступивший член должен был бы платить только по одному доллару в год, чтобы оплатить крионирование одного старого члена. Этот пример может показаться излишне оптимистичным, но он демонстрирует важность количественного прироста криоорганизаций.

   Также мы не можем не отметить преобладающую численность мужчин в рядах крионических обществ, что вызывает законный вопрос: неужели женщины более враждебны по отношению к крионике, чем мужчины? Разница в численности может быть истолкована как культурный феномен — большей религиозностью женщин. К примеру, в обозрении Бэджера (Badger, 1998 Badger, W. S. (1998). An exploratory survey examining the familiarity with and attitudes toward cryonic preservation. Journal of Evolution and Technology, 3. Retrieved July 20, 2015, from http://www.jetpress.org/volume3/badger.htm [Google Scholar]) было показано, что среди мужчин почти в четыре раза больше лиц, склоняющихся к атеизму, чем среди женщин.

 И это в кругах, занимающихся внедрением высоких технологий. Нет нужды говорить, что соотношение между мужчинами-атеистами и религиозными женщинами в популяции в целом было бы намного более контрастным. Из анализа данных, предоставленных Бэджером,     

известно, что религиозность это лучший советчик при выборе своей позиции по отношению к крионике. Этот дисбаланс лишний раз свидетельствует, что существующая сегодня стратегия маркетинга крионики не достигла своей цели, упустив из виду важнейший сегмент потенциального рынка. Предлагаемая здесь смена упаковки крионики, включающая в себя и смену социальной ориентации рекламной стратегии криоуслуг, могла бы устранить этот дисбаланс.

   Пока крионика не получила широкого международного признания, существует также серьезная опасность ее политической дискредитации. Ответом на эту угрозу также может служить маркетинговая стратегия, способствующая увеличению численности членов крионического сообщества не на одного или двух, а разом на сотни человек. Такая стратегия открыла бы криоорганизациям доступ на бòльшую часть потенциального рынка, которая была бы для них закрыта при сохранении в будущем современных подходов. Политическое признание крионики может быть достигнуто сперва на низовом уровне, путем избрания крионистов в местные органы управления. Таким образом, гарантировалось бы, что под юрисдикцией этих избранных крионистов крионирование мало помалу превратилось бы в рутинную медицинскую процедуру. Такой подход был бы выгоден всем крионистам, как активным, так и уже крионированным.

   По мнению некоторых, самая дорогостоящая из криоуслуг это режим ожидания (стэндбай), ожидание у постели больного с тем, чтобы начать крионирование сразу же после смерти. Если бы режим ожидания осуществлялся волонтерами или, еще лучше, был бы заданием для новичков, наряду с другими вступительными испытаниями, стоимость этой услуги могла бы быть ниже. Ведь приличная больница располагает командой профессионалов, в любой момент готовой приступить к перфузии (замене крови раствором криопротекторов), которую, как правило, большинство уже умеет делать. Дополнительное задание было бы, в таком случае, достаточно необременительной обязанностью для клинического перфузиониста. Ключом к снижению стоимости криоуслуг и совершенствованию процедуры крионирования является снискание определенного влияния в местных больницах. Это могло бы быть достигнуто через местные выборы.

   Даже не принимая во внимание экономические и политические преимущества стратегии, основанной на групповом членстве в крионических организациях, она (стратегия) принесла бы своим адептам чувство огромного удовлетворения жизнью. Лим и Патнэм (2010 Lim, C., & Putnam, R. D. (2010). Religion, social networks, and life satisfaction. American Sociological Review,, 75, 914–933.10.1177/0003122410386686[Crossref], [Web of Science ®], , [Google Scholar]) находят, что социальные механизмы самоидентификации выражаются в строительстве социальных сетей. Участие индивида в такой сети благоприятствует ощущению счастья. Эти исследователи утверждают, что удовольствие от жизни может проистекать и увеличиваться благодаря чувству принадлежности к некой социальной группе, более широкой, чем тесный кружок родных и близких. Традиционные религиозные организации подтверждают это ростом числа своих членов. Если крионические общества не покажут такую же динамику группового членства, им будет трудно выдержать конкуренцию с религиозными организациями. Так, стратегия, основанная на групповом членстве, является не только способом достижения членами крионических сообществ чувства удовлетворения жизнью, но и методикой увеличения рядов криоорганизаций. Чувство счастья и общественная поддержка являются непременными условиями долголетия, так что стратегия, основанная на групповом членстве, могла бы стать прекрасным механизмом продления жизни.

   Обсуждаемая здесь стратегия ранее уже была представлена на различных общественных трибунах и хотя она не встретила сколько-нибудь убедительных возражений, ни один фонд по продлению жизни так и не был создан даже просто для того, чтобы проверить плодотворность этой идеи. Это может быть объяснено двумя факторами. Вероятно, доминирующие позиции в отрасли принадлежат индивидуалистам. Это ведет к тотальному неприятию всякой стратегии, основанной на групповом членстве. Исключением является низкий процент записавшихся в криоорганизации членов семей крионистов, слишком низкий, чтобы оказывать сколь-нибудь заметное влияние на общее положение дел. Другим фактором является позиция инвесторов исследовательских фондов. Эти инвесторы уже являются членами криоорганизаций и проблемы маркетинга и общественного признания крионики кажутся им уже решенными, а существующая бизнес-модель — незаменимой на долгие годы. Этот оптимизм препятствует адекватному восприятию приведенных здесь данных, свидетельствующих о снижении роста численности криооорганизаций и, следовательно, о необходимости замены существующей бизнес-модели. В то время как оптимизм способствует подписанию криоконтракта, нежелание замечать стагнацию отрасли способно привести к катастрофе. Мы можем заключить, что общее неприятие изложенной здесь стратегии кроется в восприятии лидеров индустрии, большинство из которых продолжает стремиться лишь к собственному выживанию.

   Установление местных некоммерческих организаций, следующих принципу «плати и беги» фондов могло бы позволить создать эффективную систему оплаты крионирования. Криофирмы соревнуются с религиозными организациями, также предлагающими своим последователям вечную жизнь. Эффективная конкуренция требует смены упаковки крионики в целях предложения схожих выгод ее приверженцам. Стратегия локальных групп содействовала бы достижению их членами ощущения счастья и развитию крионики как индустрии.

#8. Крионика как религия

Трансгуманизм уже меняет сложившееся представление о крионике, понимая ее как одно из последствий научно-технической революции, некоторые из завоеваний которой доступны нам уже сейчас. Пэртридж и др. отметили, что: «Результаты опроса фокус-групп трансгуманистов и христиан отразили острое противоречие между противниками и сторонниками продления жизни (Partridge et al., 2009 Partridge, B., Underwood, M., Lucke, J., Bartlett, H., & Hall, W. (2009). Ethical concerns in the community about technologies to extend human life span. Далее они обосновывают это утверждение: «Участники опроса, для которых религиозные доктрины и «Церковь» были важным источником самосознания гораздо более склонны высказывать оппозицию исследованиям по продлению жизни, чем лица, которые отнесли себя к атеистам. Те участники опроса, которые относили себя к религиозным группам, часто выражали точку зрения, что продление жизни противоречит некоторым аспектам их религиозных воззрений.

   В случае с трансгуманизмом есть весомые опасения, что люди принимают его как религиозную веру, исходя из чего они делают вывод, что одна лишь вера решит все проблемы продления жизни. На самом деле, на сегодняшний день существует не так уж мало людей, исповедующих подобный подход. Результатом является ничегонеделание и просто предположение, что «пришествие сингулярности» решит все их проблемы или что антивозрастные препараты, выращивание новых органов и т. д. станут доступны прежде, чем  у них возникнет потребность в криохранении.

   «Храм Вампира» (ToV) это секта, которая просит своих членов заключать криоконтракты, чтобы те продвигались на самые высокие уровни организации. Тем не менее, некоторые крионисты активно возражают против любой связи между крионикой и «Храмом Вампира», поскольку они боятся создания негативного имиджа крионики в прессе.

  Так что представления о крионике уже меняются, но не таким образом, который способствовал бы ее развитию. Ни одна из существующих бизнес-стратегий по продвижению крионики не предусматривает снижения стоимости криоуслуг. Предлагаемые акции и скидки носят лишь мотивирующий характер. Остается нерешенным вопрос какая из стратегий по продвижению крионики станет наиболее эффективной в плане мобилизации людей для принятия личных и общественных решений в реалистичном ключе.

   Наконец, мы должны спросить является ли сама крионика религией. The church of cryopreservation. Canadian Medical Association Journal, . Большинство крионистов настаивает, что крионика — это не религия, в то же время преподнося ее как путь к спасению, способ победить смерть. Лоуэнштайн констатирует: «Я полагаю, что движение крионистов, с его унифицированной системой верований, его особым языком и ритуалами, его верой в могущество и влияние еще не доказанного, действительно является религией» (Lowenstein, 2012 Lowenstein, A. (2012, September 8). Cryonics movement in Brevard soldiers on after loss of key figure. Florida Today. Retrieved July 21, 2015).

   С другой стороны, крионисты убеждают нас, что крионика — это научный метод достижения бессмертия или по меньшей мере неограниченно долгой жизни. К сожалению, большинство инсайдеров не в состоянии дать рациональный ответ на вопрос: когда криогенное погребение станет жизненым выбором. Например, если кто-то желает быть помещенным в криохранилище, но не уверен в возможности ревитализации или не жаждет быть воскрешенным, для него закрыт путь к крионированию. Сам факт, что чье-то мировоззрение противоречит их собственному, может служить препятствием к тому, чтобы крионисты предоставили свои услуги. Вера в крионику — это непреложное условие того, чтобы некто рассматривался в качестве криопациента и был упокоен в криохранилище.

   То что крионика играет роль религии может объяснить выявленные ранее парадоксы. Это может объяснить, почему похоронные предприятия до сих пор не использовались в качестве торговых посредников. Даже принимая во внимание то, что сотрудничество с похоронными фирмами — это рутина в Институте Крионики, провал на этом направлении очевиден и пренебрежение настолько доходным видом кооперации не может быть рационально объяснено. Это может также объяснить почему все еще не сложилось религиозной традиции, интегральной частью которой служило бы криогенное погребение. Ответ может крыться в том, что крионика сама по себе выполняет роль религии. А между тем, отсутствие религиозной традиции, связанной с крионикой, имеет весьма негативные последствия, которые ведут к тому, что многие ассоциируют крионику с одиозными религиозными течениями, такими, например, как секта «Храм Вампира». Конечно, это позволило лицам с трансгуманистическим мышлением, известным своей поддержкой крионики, считать заключение криоконтрактов необходимостью. Но это и ограничило подписание криоконтрактов членами религиозных организаций. Это сделало личные и общественные выгоды от группового членства доступными только единомышленникам. В конце концов, это может объяснить глубочайшее презрение к социальным наукам при решении проблем развития крионики как отрасли. Ведь применение такого рода наук прежде всего требует четкого определения социального статуса крионики. Итак, мы можем заключить, что крионика это культ. Культ, который дискриминирует иноверцев. Такое заключение входит в противоречие с самоощущением крионистов и поэтому они его абсолютно не приемлют. Вместо этого, первопроходцы продления жизни замыкаются в своем мирке, что, очевидно, приведет их к саморазрушению. Такое противоречие между мироощущением и реальностью типично для религиозного культа.

  Один из пионеров движения пришел к схожему заключению: «Мы и только мы отвечаем за то, что мы принесем в мир. Не может быть никакого сомнения, что кодекс[sic] крионистов должен быть разумно обоснован и гибок.

  И не может быть сомнения что мы не выживем как индивидуумы, продолжая быть закоренелыми индивидуалистами. Общественная солидарность должна стать основой крионики (Darwin, 2012 Darwin, M. (2012, February 21). Through a glass darkly: Obstacles to envisioning the future of cryonics. Chronosphere. Retrieved July 21, 2015).

  В целом, трансгуманистические организации уже много сделали для изменения наших представлений о крионике. Однако, сомнительно, чтобы эти изменения пошли на пользу отрасли. Неудачи на этом направлении должны быть обязаны тому факту, что крионика выполняет роль религии.

#Заключение

   В то время как непрерывная реализация криохранения является непреложным условием успешного исхода эксперимента по медицинскому путешествию во времени, вопрос о том, как будут строиться крионические организации (конечно же при непременном сопутствующем развитии антивозрастной медицины) фактически даже еще не ставился. Обычная бизнес-модель, применяемая в крионике, показала свою несостоятельность и даже близкие к крионике структуры имеют свои слабости и склонны к неудачам. За свою короткую историю крионика знала периоды наивысшего подъема ожиданий, сменявшиеся периодами упадка, иногда и с потерей криопациентов. Крионика также наблюдала и атаки со стороны властей, требовавшие немедленного законодательного или политического реагирования. Однако, даже этот печальный опыт не смог поменять существующие подходы к организационному устройству крионического сообщества.

  Стратегия продвижения крионики на рынке высвечивает пренебрежение социальными и политическими науками со стороны флагманов крионической отрасли. Как результат, продолжающееся следование медицинской модели крионики, совершенно не устраивающей публику, и неприятие сотрудничества с похоронными предприятиями, невзирая на отчетливый интерес со стороны последних (Michaels, 1993). В результате этого между крионикой и обществом были воздвигнуты финансовые и социальные барьеры и число подписавших криоконтракты по-прежнему остается мизерным. С другой стороны, крионика теперь может похвастаться общемировой известностью и признанием в качестве еще одной погребальной практики. Этот разрыв между признанием крионики и ее распространенностью в обществе показывает, что назрели новые подходы к ее продвижению, базирующиеся на существующих в обществе моделях. Одна из таких моделей это Церковь с ее традиционным акцентом на солидарности, просветительской функцией и представлением о смерти как о переходе между мирами, а не просто как о погребении скончавшихся. Крайний индивидуализм, выказываемый многими участниками крионического движения, проявляет существование барьеров между крионикой и церковной моделью общественного устройства. Другая модель это похоронная индустрия. Но вера в крионику как в единственный путь ко спасению препятствует кооперации с похоронщиками.

   Ключ к выживанию крионической отрасли это успешный переход к следованию принятым обществом традициям. Тем не менее, кажется, что самосознание крионистов подпитывается лишь сложившимся изоляционизмом. Между тем как крионисты ощущают себя «спасателями жизней», использующими высокие медицинские технологии, изоляционизм отрасли на деле приводит к утрате многих жизней, которые могли бы быть сохранены.

Непрерывное осуществление криоконсервации является непременным условием успешного оживления криопациентов. Однако игнорирование социальных и финансовых вопросов изолировало крионику от общества, делая вероятным ее крах. Если текущее положение не изменится, почти оккультистское мировоззрение и изоляционизм способны вызвать неизбежную гибель крионики как социального феномена.

Финансирование. Автор не получал никакого прямого финансирования данного исследования.

Благодарность. Автор благодарит Джонатана Дэвида Коминса, Кристиана Куппé и Мэттью Джона Спэниола за комментарии, касающиеся плана данной работы.

 * Дэвид Сандерс Стодольски является социальным и политическим психологом. Его исследования посвящены усилению коллективного разума и демократизации рабочей среды. Также в фокусе его исследований находится использование интернет-технологий для решения коллективных задач. Кроме того, часть его публикаций касается эволюции в понимании смерти. Приведенное здесь исследование связано с потенциалом крионики как объединяющего технологического фундамента для развития трангуманистического движения. Согласно современному экзистенциализму, культура должна защищать личность от страха смерти. Крионика может стать технологическим основанием цивилизации иммортализма. Но это может стать реальностью только если организационная составляющая крионики будет адекватна величию эксперимента, рассчитанного на сотни лет. Надеемся, что данная работа откроет эпоху, когда суммы, затраченные на разработку эффективных управленческих решений будут эквивалентны суммам, до сих пор потраченным на совершенствование обратимой криозаморозки.

Перевод: Мария Соколова. Оригинал: https://www.tandfonline.com/doi/full/10.1080/23311886.2016.1167576?scroll=top&needAccess=true  

Поделиться