Вы здесь

Замерзнуть на 40 лет

В России работает единственная в Европе фирма по крионированию — специальной заморозке умерших людей. Пока трупы хранят в специальных ящиках с сухим льдом, а уже этим летом в подмосковном Алабушеве будет достроено первое криохранилище.

«Смерть — это оскорбление, я это еще в 16 лет поняла, — говорит Валерия Удалова, генеральный директор компании «КриоРус». — Почему я должна умирать? Я, может быть, на Марс хочу слетать, мне одной жизни мало».

Компанию «КриоРус» Валерия Удалова и ее коллега Данила Медведев основали в 2006 году фактически для себя: оба хотят быть крионированными после смерти, а Валерия уже крионировала маму. Она уговаривала ее полтора года, приводила различные аргументы: ты сможешь в следующей жизни стать инженером, как хотела, ты проживешь более счастливую, радостную жизнь, и я, и твоя внучка тоже будем крионироваться, так что одна ты не проснешься. «Хотя я иногда думаю: вот проснется моя мама в молодом теле, для нее это будет шок, наверное. Видимо, нужны будут какие-то программы психологической реабилитации», — размышляет Валерия. По ее словам, восстанавливать людей будут в биологически оптимальном возрасте — 20-25 лет. «Ведь обновлять тело к тому моменту уже точно научатся», — говорит Удалова.

Крионировать, уверены приверженцы процедуры, можно любого умершего, главное — чтобы мозг был не сильно поврежден. Иногда «замораживанию» подвергают не тело, а только мозг или голову. Из тела откачивают кровь, а вместо нее вливают перфузионную жидкость, состоящую из криопротекторов, которые препятствуют образованию кристалликов льда и повреждению клеток при заморозке. Затем тело равномерно замораживают до температуры жидкого азота -1960 С и в таком состоянии хранят.

Сторонники крионики ввели понятие так называемой информационной смерти, которая, по их мнению, и является необратимой. «Представьте: вот есть стакан, вы его разбили на кусочки. Можете потом склеить стакан обратно? Можете. И даже если разбили на более мелкие кусочки, все равно можете склеить. А вот если растерли в пыль, то, наверное, уже сложно будет этот стакан восстановить. Это и есть информационная смерть. Так и с телом. Тело — носитель информации. Нам важно зафиксировать информацию, пока не наступило полное разложение», — объясняет Валерия Удалова.

Звучит такое объяснение, мягко сказать, не очень убедительно. Научный обозреватель проекта «Сноб» Илья Колмановский вовсе считает пассаж про информационную смерть полной ересью. Но по большому счету современным сторонникам крионики ничего объяснять и не нужно: их дело — заморозить тела уже сейчас в надежде, что через какое-то время наука придумает, как эти тела размораживать и оживлять.

Трудно сказать, что именно говорит в Валерии Удаловой — оптимистическое отношение к современной науке или предпринимательская жилка, но она считает, что такое время наступит уже довольно скоро. Например, уже через 40 лет. «Я допускаю, что первые восстановления могут начаться и раньше, ведь уже сейчас понятно, как именно это будет происходить. Тело человека — это больше не проблема. Многие органы выращиваются для трансплантации. Не так давно научились выращивать трахею, а это достаточно сложный орган. Как только мы научимся выращивать все, мы сможем восстанавливать человеческое тело. Поэтому, кстати, вполне достаточно замораживать только мозг. А вот восстановление работы мозга — это пока проблема. Здесь, скорее всего, помогут нанотехнологии. Мы считаем, что именно нанороботы будут помогать "чинить" клетки мозга, поврежденные в результате смерти. Роботы будут подходить к нейрону, определять повреждения и восстанавливать его. И вот, когда все будет починено, разряд — и человек жив», — вкратце описывает Валерия механизм воскрешения.

Герой пьесы Маяковского «Клоп» Иван Присыпкин, случайно замерзший в 1929 году, был разморожен в 1979-м. Жители идеального советского государства, которое, по мнению поэта, к тому моменту уже должно существовать, посадили несчастного забулдыгу в клетку и показывали в зоопарке. К сожалению, у сторонников крионирования пока нет четкого представления о том, что будет, когда через 40 лет «Институт человеческих воскрешений» действительно заработает. Большая часть из 12 человек, замороженных на сегодня «КриоРусом», не знала о том, что их ждет после смерти. Решение принимали их близкие.

Катя, родственница крионированного в эти майские праздники, так видит будущее: «Я думаю, к тому времени, когда научатся размораживать, будут созданы реабилитационные центры, в которых людей будут готовить к новой жизни. И в силу характера папе будет легко приспособиться к новой жизни. У него осталось очень много планов, и у него должен быть шанс их осуществить». Ее папа не знал, что будет «заморожен». «К идее крионирования он относился положительно, хотя мы никогда серьезно не говорили об этом: он очень не любил говорить о смерти. Папа по характеру авантюрист, и я не знаю никого, кто бы больше любил жизнь, поэтому крионирование я посчитала единственно правильным решением», — рассказывает Катя.

В мире существуют три компании, у которых есть свои хранилища: две в США и «КриоРус» в России. В Европе хранилищ нет, в некоторых странах крионика запрещена, в других — слишком много бюрократических препон. В странах, где действует запрет на крионирование, власти руководствуются такой логикой: пока точно не известно, как именно будут разморожены тела и будет ли возможным возвращение крионированных людей к жизни, крионика может стать источником заработка для мошенников. Тем не менее существует не одно общество сторонников крионирования, которые пытаются добиться отмены этого запрета. Поэтому сторонники крионирования «едут» после смерти кто в Америку, кто в Россию. Сейчас в России хранятся три европейца.

В США заключено около 2500 контрактов на крионирование. В России у «КриоРуса» — 17 контрактов на будущие заморозки. Пока российская фирма хранит тела в металлических ящиках с сухим льдом. Однако уже летом, по словам Валерии Удаловой, в Алабушеве будет достроено хранилище для тел, куда уже можно будет заливать жидкий азот.

Российский закон не разрешает крионику, но и не запрещает. Точнее, она вообще никак не описана в законодательстве. Фактически «КриоРус» заключает с наследниками договоры на хранение такой вещи, как труп, и для государства главное — чтобы были соблюдены санитарные нормы.

Многие, хранящиеся в азоте, отпеты священниками. «Конечно, церковь относится к такому виду захоронения с опаской, как и ко всему новому. Но священник, который отпевал наших клиентов, сказал мне: душа у Бога, а крионика — это просто вид экзотического захоронения», — рассказывает Валерия.

Мне было бы страшно интересно дожить до того времени, когда можно безопасно полететь на другую планету, желательно в другую галактику, и пообщаться с представителями инопланетной жизни. Мне также хочется попробовать себя в роли дизайнера, поселиться в жаркой стране, родить еще двух детей. Но, кажется, последние три мечты можно осуществить и без второй жизни. А вам нужен шанс на вторую жизнь?

Полина Козловская / 28.05.10 / источник

Поделиться