Вы здесь

Покойник задерживается

Александр Добровольский, газета "Московский комсомолец", № 25146 от 02. 09.2009.

Скандальная эпопея с Майклом Джексоном, официальные похороны которого все никак не состоятся, привлекает всеобщее внимание. Однако современный “король поп-музыки”, “задержавшийся” на земле после смерти своей уже на несколько месяцев, — вовсе не уникальное явление. В хрониках прошлых лет можно найти ситуации еще более удивительные.

История знает немало случаев “отложенных похорон”. Один из давних эпизодов связан с именами легендарных участников Куликовской битвы — Александра Пересвета и Андрея Осляби. Два этих инока-воина были посланы Сергием Радонежским с войском Дмитрия Донского в поход против полчищ Мамая и героически погибли на Куликовом поле. После победы русских полков над ордынцами тела богатырей-монахов отыскали среди тысяч погибших и отправили для погребения в Москву. Чтобы сохранить тела Александра и Андрея от разложения во время долгого пути, их положили в дубовые колоды и залили медом.

По части засекреченности и обилия противоречивой информации с нынешними похоронами Майкла Джексона может конкурировать, пожалуй, погребение пресловутого старца Григория Распутина.

Убитый заговорщиками в ночь с 16 на 17 декабря 1916 г., царский любимец был обнаружен в реке лишь на следующий день. Труп с соблюдением максимальной конспирации доставили в Чесменский дворец за 5 верст от Петербурга. Именно там, в не самом подходящем помещении, врачи произвели вскрытие, а затем тело Распутина было уложено в особый свинцовый гроб, имеющий застекленное окошко-иллюминатор в крышке. В такой “эксклюзивной” домовине Гришку вывезли… но куда? — Публично было объявлено, что покойника отправили для погребения на его родину, в село Покровское за Уралом. На самом деле Распутин оказался в столичном Федоровском соборе. Здесь “возжигателя царских лампад” отпели в присутствии самой императрицы, а ближайшей ночью гроб был тайно доставлен в Царское Село и опущен в могилу, подготовленную в дальнем углу дворцового парка. По высочайшему распоряжению над этим захоронением начали возводить часовню. Гроб с Распутиным был случайно обнаружен лишь после Февральской революции 1917-го, и тогда же останки одиозного старца были извлечены из могилы и преданы публичному сожжению.

Сердце фельдмаршала

Непростая посмертная судьба была уготована “победителю Наполеона” М.И.Кутузову. Генерал-фельдмаршал, который возглавлял русскую армию, освобождавшую Европу от французов, скончался в немецком городишке Бунцлау 16 апреля 1813 г., в самый разгар военной кампании. Чтобы не допустить упадка духа в войсках, смерть его засекретили, а из штаб-квартиры главнокомандующего еще на протяжении нескольких дней продолжали рассылаться в корпуса и дивизии приказы от имени Кутузова. Между тем тело военачальника забальзамировали и с почетным эскортом отправили в Петербург. Путь был дальний — через Познань, Ригу, Нарву — и занял больше месяца. Несмотря на такой запас времени, сразу по прибытии похоронить фельдмаршала в русской столице не получилось: все необходимое для погребения в Казанском соборе должным образом подготовить не успели.
 Поэтому прославленного полководца отправили “на временное хранение” — гроб с телом 18 суток простоял посреди церкви в Троице-Сергиевой пустыни в нескольких верстах от Петербурга. Похороны состоялись лишь почти 2 месяца спустя после смерти Михаила Илларионовича — 11 июня 1813 г.

Фактически останки знаменитого полководца оказались погребены в двух местах. Дело в том, что при бальзамировании Кутузова медики вынули из трупа все внутренние органы и сложили их в маленький оловянный гробик, который был сразу же захоронен на кладбище городка Бунцлау (современный польский Болеславец). Исключение сделали лишь для сердца фельдмаршала: его поместили в особую серебряную банку, наполненную спиртом, и положили ее в гроб у изголовья. Долгое время считалось, что эта история — лишь легенда, однако при вскрытии могилы Кутузова, произведенном осенью 1933 г., сотрудниками музея атеизма были обнаружены в гробу не только останки тела, но и герметично запаянный серебряный сосуд с сохраняющимся внутри него сердцем русского национального героя…

Весьма запутанная история с преданием земле праха “патрона” фельдмаршала Кутузова — императора Александра I. Неожиданная смерть этого самодержца 19 ноября 1825 г. в Таганроге до сих пор окружена множеством загадок. Есть версия, что государь на самом деле не умер, а “ушел в мир” и еще долгие годы жил в Сибири под именем старца Федора Кузьмича. Косвенным доказательством тому является тот факт, что вдова, императрица Елизавета Алексеевна, не присутствовала на панихиде и не поехала сопровождать повозку с телом мужа, которую отправили в столицу.

Последнее путешествие умершего длилось долго. В пути несколько раз гроб открывали и проверяли состояние забальзамированного тела, причем делали это по ночам и в присутствии лишь самых доверенных людей. Один из них, граф Орлов-Давыдов, записал после очередного такого осмотра, проведенного 7 декабря: “Лицо все почернело и даже черты лица изменились…” В Петербурге гроб с императором был на неделю выставлен в Казанском соборе. Во время прощания многие из приближенных отказывались верить, что перед ними лежит именно государь. Его мать, вдовствующая императрица Мария Федоровна, тоже не могла скрыть некоторого замешательства, хотя и произнесла вслух: “Это мой дорогой Александр!”.  
Но чье же тогда тело с императорскими почестями доставили в столицу? Исследователи называют в числе возможных “кандидатов” унтер-офицера гвардейского Семеновского полка Струменского, который был, по общему признанию, очень похож на Александра I. И все-таки хоронить постороннего человека в царской усыпальнице в Петропавловском соборе — это вопиющий факт! Даже если подобное сделано ради сокрытия тайны императора… Но в том-то и дело, что есть все основания полагать, что простолюдина никто там и не хоронил. По воспоминаниям ветерана Егора Лаврентьева, долгое время служившего при царской усыпальнице, однажды ночью в 1864 г. гробницу эту вскрыли — и она оказалась абсолютно пустой!.. “Вакантное место” той же ночью было занято: в присутствии государя Александра II в могилу Александра I положили гроб с телом некоего седобородого старца. (Интересное совпадение: в начале именно 1864 г. в Сибири скончался тот самый загадочный старец Федор Кузьмич!) О произошедшем в усыпальнице Петропавловского собора всем присутствовавшим при таком странном “действе” строжайше велено было молчать, и Лаврентьев открыл тайну лишь годы спустя.

Адмирал в коньяке

Среди самых знаменитых в мире “задержавшихся покойников” — адмирал Горацио Нельсон. Этот “герой британской короны” был смертельно ранен 21 октября 1805 г., во время грандиозного Трафальгарского сражения, где английский флот разгромил франко-испанскую армаду. Но тело адмирала не опустили в море, как других погибших моряков, — выдающегося флотоводца решено было похоронить в Лондоне.

Чтобы сохранить труп, его поместили в большую бочку, наполненную бренди. В таком “заспиртованном” состоянии Нельсон пробыл довольно долго. Флагманский линейный корабль англичан “Виктория”, на котором должны были доставить останки адмирала к родным берегам, оказался так сильно поврежден в бою, что его пришлось основательно подремонтировать, прежде чем отправлять в плавание. В итоге к английским берегам линкор с “грузом 200” на борту прибыл лишь 5 декабря. Еще несколько недель ушло на то, чтобы подготовить в английской столице все необходимое для торжественного погребения. Так что траурная церемония состоялась лишь 9 января 1806 г. (Но все же почести Нельсону воздали не “по высшему разряду”: адмирала похоронили “всего лишь” в соборе Св. Павла, а не в престижнейшем Вестминстерском аббатстве, как он сам мечтал при жизни.)  
У Нельсона был русский “коллега”, которому судьба (и непосредственное начальство) тоже уготовала весьма “эксклюзивные” похороны.  
Во время Русско-японской войны контр-адмирал Д.Г.Фелькерзам командовал 2-м броненосным отрядом, который входил во 2-ю Тихоокеанскую эскадру адмирала Рожественского, отправленную на Дальний Восток. К концу похода адмирал, находившийся на броненосце “Ослябя”, серьезно заболел и 11 мая 1905 г., за три дня до знаменитого Цусимского сражения, умер. Об этом событии Рожественскому было доложено условным сообщением: “На корабле поломалась шлюпбалка”, на что командующий ответил: “Оставить до прибытия во Владивосток”. В итоге кончину Фелькерзама скрыли от моряков эскадры, а его труп сохраняли на “Ослябе”. Однако “посмертный поход” контр-адмирала длился недолго. Через 3 дня русская эскадра была в пух и прах разбита японцами при Цусиме, и первым нашим кораблем, погибшим в этом сражении, стал именно “Ослябя”. Участник Цусимской битвы, будущий писатель А. Новиков-Прибой со слов уцелевших членов команды “Осляби” записал, что труп Фелькерзама был запаян в цинковый гроб, и, когда броненосец утонул, этот ящик остался на поверхности моря вместе с другими обломками. За адмиральский гроб даже ухватился какой-то матрос, дожидаясь, пока его подберут из воды другие русские корабли. Если информация Новикова-Прибоя верна, гроб Фелькерзама так и остался плавать на месте гибели русской эскадры в Восточно-Китайском море. Тщательно запаянную цинковую коробку с трупом контр-адмирала могло носить по волнам еще долгие месяцы и даже годы…

И вновь — морская история. В 1956 г. к берегам Антарктиды подошел дизель-электроход “Обь”, доставивший сюда первую советскую научно-исследовательскую экспедицию. Командовал судном И.А.Ман. В последующем этот известный полярный капитан еще несколько раз приводил корабли в Антарктику, а много лет спустя он получил “постоянную прописку” на южном континенте: Иван Александрович завещал похоронить себя в Антарктиде. После смерти его в 1982 г. это желание было выполнено. Прах И.А.Мана погрузили на корабль, который должен был доставить к “южной макушке Земли” очередную партию припасов и оборудования для зимовщиков, и по прошествии нескольких недель, 17 января 1983 г., состоялась церемония похорон — останки капитана опустили в могилу на антарктическом погосте, расположенном на острове Буромского возле нашей станции “Мирный”.

Прохладное отношение к холоду

Ситуацию с телом В.И.Ленина тоже можно назвать “отложенными похоронами”. В январе 1924-го шло много споров о том, как поступить с трупом вождя. В конце концов руководство партии решило сохранить Ильича “на века”. Для этого один из близких соратников “творца революции” Л.Красин предложил заморозить его останки (с перспективой когда-нибудь даже оживить “самого человечного человека”). Однако план этот осуществить не удалось: возникли проблемы со срочной доставкой из Германии необходимого холодильного оборудования. Вот тогда-то и остановили выбор на более сложной и хлопотной процедуре бальзамирования. Труп Ульянова-Ленина был окончательно готов для длительной демонстрации лишь весной 1924-го (к этому времени достроили и монументальный деревянный мавзолей, где разместили саркофаг).

Идея глубокой заморозки тела умершего человека и сохранения его до той поры, когда ученые изобретут способ оживления покойников — так называемая крионика получила распространение во второй половине ХХ века. Главным ее вдохновителем и пропагандистом стал американец Роберт Эттингер. Именно благодаря его усилиям в 1967 г. состоялось первое криосохранение: тело умершего профессора психологии Джеймса Бэдфорда заморозили в жидком азоте “до лучших времен”. Потом у этого “пионера бессмертия” появилось еще несколько десятков “коллег”, чьи тела после смерти “отдали на сохранение Деду Морозу”. В США для этого были созданы два специальных криохранилища.  
Однако подобный способ “похорон” в дальнейшем оказался под большим вопросом. Не говоря уж об огромной стоимости самого процесса подготовки трупа к заморозке и его содержания в криокамере, данная технология не подтвердила своей надежности. Уже в 1979-м Калифорнийское крионическое общество вынуждено было признать, что 9 тел его замороженных “клиентов” все-таки начали разлагаться из-за несоблюдения технологии хранения. Несколько лет назад подобная же беда случилась с останками пионера французской крионики доктора Рэймонда Мартино и его жены, которые в итоге пришлось кремировать. Впрочем, по имеющейся у западных СМИ информации, труп самого первого “кандидата в бессмертные” Бэдфорда до сих пор удается сохранять в надлежащем состоянии.

Продолжая “морозильную” тему, можно вспомнить об уникальном случае, произошедшем лет 30 назад в СССР. Одна из центральных газет опубликовала тогда материал, посвященный достижениям современной науки об оживлении — реаниматологии. В статье упоминалось, в частности, о значительном увеличении периода “возвращения к жизни” при понижении температуры тела пациента. Но по ошибке перед конкретными цифрами автор публикации добавил еще знак “минус”. В результате у тех, кто прочитал текст, создалось впечатление, что можно оживлять людей, чьи тела долгое время находились на 28-градусном морозе. Как раз в те зимние дни в заполярном Норильске пропали двое парней — уехали в тундру охотиться и не вернулись. Окоченевшие тела нашли потом в сугробе, привезли в городской морг... Однако друзья погибших категорически запретили хоронить их: они вспомнили строки из газеты и через горком комсомола отправили в Москву депешу с просьбой срочно прислать специалистов для оживления “молодых покорителей Севера”. Дело дошло до ЦК ВЛКСМ, и в Норильск выехала все-таки бригада врачей. Увидев два абсолютно заледеневших трупа, реаниматологи могли только развести руками... И прочитать для горожан публичную лекцию о реальных возможностях медицины в области оживления…

Есть сведения о необычной посмертной судьбе некоего майора Вальтера Адлера, погибшего в ходе боевых действий в Заполярье в годы Второй мировой войны. Этот эсэсовец не один год воевал в составе спецподразделений фашистской армии и был лично знаком Гитлеру. Когда фюрер узнал о смерти верного “арийского воина”, он высказал пожелание лично проститься с ним и приколоть на грудь погибшего героя Железный крест. Пока из Берлина дошли до далеких норвежских фьордов соответствующие распоряжения, майора Адлера успели похоронить, однако воля вождя нации — закон! Труп эксгумировали, положили в ящик, набитый льдом, и отправили самолетом в столицу. Но с “высочайшим” прощанием вышла заминка: Гитлер срочно уехал по делам в свою альпийскую резиденцию. Пришлось покойнику еще подождать — в берлинском морге. И лишь через несколько дней было дано распоряжение: подготовить гроб с телом. Сама церемония прошла скромно — фюрер приехал фактически инкогнито, без пышной свиты “соратников по борьбе”. Лишь после этого тело Вальтера Адлера, мундир которого украсился новеньким орденом, было окончательно предано земле на одном из пригородных кладбищ.

А у нас — своя история с “замороженным”. О ней довелось услышать от бывшего узника сталинских лагерей Георгия Кондакова, в 1949—1952 гг. трудившегося на строительстве трансполярной железной дороги Салехард—Игарка: “Среди многочисленных зэков в нашей колонне отбывал срок матерый уголовник по кличке Федяк. Здоровущий детина под два метра ростом, руки, как у гориллы, почти до колен… Порядков, установленных лагерной администрацией, он соблюдать не хотел, на общие работы принципиально не выходил, регулярно подбивал других уголовников “устраивать бузу”… В общем, головной боли от него начальникам было предостаточно! Однажды в лютый мороз Федяку, которого куда-то отправили с конвоиром, взбрело в голову посвоевольничать: зэк свернул с дороги не в ту сторону, куда ему велел конвойный, — мол, ты, молокосос, еще будешь мне указывать! А солдатик-то, хоть и был действительно плюгавенький, возьми да и выстрели: “попытка к бегству”. На месте положил этого урку. Начальник лагеря распорядился, чтобы Федяка притащили к нам в зону. Пролежав несколько часов на морозе, он совершенно закоченел в той позе, в какой сразила его пуля: руки вразмах, будто обнимать кого-то собрался. Вот в таком виде “хозяин” и велел труп поставить в тамбуре одного из бараков. Пусть, мол, послужит наглядным примером другим, как лагерные порядки нарушать! Больше недели этот ужас длился: возвращаются зэки “домой”, а при входе их мертвец с распростертыми объятиями встречает. Был даже случай, кто-то из доходяг — пожилой уже мужчина — в темноте зацепился, и труп на него сверху упал. У бедолаги-старичка сердце и не выдержало… Лишь после этого Федяка велено было оттащить за ограду и там прикопать в сугробе до весны, когда в подтаявшей земле можно могильную яму вырыть…”

* * *

Близится 3 сентября — день объявленных похорон Джексона. Будет ли эта дата окончательной? Если по воле родственников знаменитого певца “погребальная сага” все-таки продолжится, Майкл вполне может установить своеобразный посмертный рекорд. Но вряд ли ему в том можно позавидовать.

ИСТОЧНИК

Поделиться