Вы здесь

Под куполом четвертого измерения

Автор: Дина Карпицкая, газета "Московский комсомолец", 07.12.2010

Корреспондент “РД” встретился с российскими футурологами, замораживающими людей для будущей жизни.

Хотим мы этого или нет, но новое тысячелетие уже вступило в свои права. И мы с вами — уже не просто люди, а “переходный этап” от человека к постчеловеку. То есть — к новому виду разумного существа на планете Земля. По крайней мере, так считают футурологи, лидеры трансгуманистического движения России Данила Медведев и Валерия Прайд. Чего же, по их мнению, нам ждать от будущего?

Честно признаться, общение с этими людьми мне далось нелегко. Не успели мы поздороваться, как на меня тут же посыпалось огромное количество новых слов и терминов. Но вы не пугайтесь, а берите блокнот и записывайте, потому что без этих знаний стыдно жить в новом тысячелетии.

Справка МК:

Валерия Прайд — общественный деятель, член координационного совета Российского трансгуманистического движения (РТД), социолог, футуролог. Один из основателей и генеральный директор первой криофирмы, созданной за пределами США.

Данила Медведев - общественный деятель, философ, футуролог, популяризатор науки. C июня 2005 года член координационного совета РТД. Председатель совета директоров российской криокомпании.

 

— Скажите, а что это за слово такое “трансгуманизм”? Оно даже как-то отпугивает...

Валерия: — Действительно, слово очень вызывающее. Поэтому и запоминающееся. Трансгуманизм — это научно ориентированное мировоззрение, согласно которому современный человек не является вершиной эволюции. Проще говоря, признание того, что мы, современные люди, — всего лишь переходный этап между Homo Sapiens и постчеловек

ом. Соответственно, трансгуманисты — люди, имеющее особое мировоззрение и стиль жизни, направленный на самосовершенствование. Это те люди, которые используют современные достижения науки и техники для перехода к “постчеловеку” — существу, обладающему принципиально новыми способностями.

— Естественно, вас интересует, чем же постчеловек будет отличаться от нас, современных людей, — предугадывает мой вопрос Данила. — Хорошенько подумав, любой может ответить и сам. Посмотрите на то, как развиваются технологии. Никого уже не удивишь и не испугаешь искусственными зубами, руками и ногами. Ни для кого не секрет, что сегодняшняя хирургия позволяет кардинально изменить внешность. А цвет глаз и волос можно подправить даже самостоятельно дома, с помощью контактных линз и краски... Постчеловек — наполовину робот, с наполовину (или полностью) синтезированными органами.

В.: — Приставка “транс” к слову “гуманизм” в данном случае образует значение “лежащий за пределами чего-либо”, “выходящий за пределы”, как в слове “трансформация”.

Термин был предложен основателем ЮНЕСКО Джулианом Хаксли в 1957 г. Наше движение занимается тем, что продвигает и развивает идеи трансгуманизма и научного иммортализма в России. Также РТД продвигает новые исследования и технологии, которые позволяют человеку расширить пределы своих возможностей и жить вечно.

— Вечно?! Иммортализм?! Давайте по порядку…

Д.: — Иммортализм — это доктрина, провозглашающая основной ценностью борьбу за продление человеческой жизни и в конечном итоге — достижение бессмертия. Термин этот возник от латинского immortalis — бессмертие.

В.: — Люди всегда мечтали о бессмертии. Многие религиозные учения построены на вере в него. Сейчас, в XXI веке, мы ближе, чем когда-либо, к тому, чтобы действительно получить то, о чем раньше могли лишь мечтать.

— Хотите сказать, что знаете секрет бессмертия?

Д.: — Нет никаких секретов. Современная медицина — вот инструмент бессмертия. Посмотрите, что происходит в мире. Если еще 40 лет назад рак на любой стадии был приговором, то сегодня многих удается вылечить полностью или хотя бы продлить жизнь. Есть случаи имплантации больным людям искусственного сердца, легкого. Уже сейчас профессор Паоло Маккиарини из стволовых клеток сумел вырастить новую трахею и пересадить ее больному. Благодаря усилиям российского имморталиста Михаила Батина Маккиарини согласился приехать в Москву и провести показательную операцию для наших врачей. Так что мы прогнозируем, что в ближайшие 50 лет человек сможет существенно увеличить продолжительность жизни.

В.: — Наши прогнозы основаны на понимании технологического развития, на эффекте НБИК-конвергенции (о котором мы поговорим чуть позже) и на предположении, что не будет масштабных катастроф. И если не будет чрезмерного искусственного задержания развития новых технологий.

Д.: — Кстати, про катастрофы: вполне возможно, что в нашем веке они могут случиться. Связано это с развитием ядерных технологий, с приближением к земле астероида, да все что угодно может произойти. И я не понимаю, почему до сих пор никто не додумался создать нестираемый, прочный жесткий диск и записать на него ценную информацию (да хотя бы Википедию и расшифровку ДНК человека) и спрятать его где-нибудь на Луне?!

— А что может задержать развитие новых технологий?

Д.: — Тут сложностей много. Вот вам яркий пример: история с нанороботами. Знаменитый физик Ричард Фейнман первым заговорил о них еще в 1957 году. К 2000 году технологии в принципе уже позволяли начать их разработку, с тем чтобы активно внедрять их в медицину. Правительства многих стран, в том числе и США, готовы были выделить под эти разработки средства, но в процесс вмешались крупные фармацевтические концерны. Дабы не остаться без прибыли, они отбросили разработку этой технологии на целое десятилетие. Но сегодня уже никто не сомневается, что за нанороботами будущее.

В.: — Или, например, мало кто знает, что еще в 1920-е годы были проведены удачные эксперименты по поддержанию жизнедеятельности отдельной головы собаки (кстати, Беляев написал свой роман “Голова профессора Доуэля” именно после того, как прочитал об этих экспериментах в газетах). Эксперименты прекратились, и все про это забыли. А ведь если бы их продолжили, то — вполне возможно — сейчас это спасло бы жизни многим людям.

Д.: — Вот так же может случиться и в будущем: мы что-то разработаем, а потом не будем это развивать. Но так или иначе будущее, о котом мы говорим, наверняка случится.

— Скажите, а пробки в будущем удастся победить?

Д.: — Это сделать вообще несложно, даже сейчас! Для этого чиновникам достаточно просто обратить внимание на новые технологии и средства передвижения. Я уверен, вопрос можно решить за 3 месяца. Вот вам, например, идея — пересадить всех автомобилистов на передвижные устройства типа Segway (двухколесная машинка типа самоката). Сами посмотрите — в основном в машине сидит по одному человеку. Разве это рационально? Этот один человек может встать на двухколесный самокат и поехать, куда ему нужно. При необходимости можно спуститься с ним в метро. Да и парковок больших ему не нужно.

Производители уже сейчас выпускают такие передвижные устройства с сиденьем, с закрытым верхом (очень актуально для нашего климата). Да, конечно, на таком аппарате не разгонишься особо. Но в пробках никто и не ездит выше 20 км/ч.

Еще совсем недавно в Москве было объявлено, что всем владельцам малолитражек правительство оплатит бензин на 30 000 рублей. Если же у нас в России наладить производство Segway, то он будет стоит намного дешевле, чем если сейчас его заказывать из-за границы. К тому же можно дать рассрочку. Уверен, многие люди откажутся от машин в пользу таких передвижных средств.

В.: — У меня лично есть Segway. Дети на нем ездят — очень удобно. К тому же заряжается от розетки. Еще есть одна идея по тому, как улучшить работу метрополитена, — почему бы не построить в переходах, где в час пик вечно толкучка, самоходные дорожки, как в аэропортах? Так и быстрее, и удобнее. Способов много. Но, к сожалению, люди, отвечающие за решение транспортных проблем, мало пользуются современными разработками.

— А как будет выглядеть город будущего?

Д.: — Трудно, конечно, сказать, но я предполагаю, что так: чистый, красивый, без выхлопных газов и пробок. С летающими машинами. Уже сейчас есть технологии строительства огромных куполов над городами. Это позволит создать нужный микроклимат в месте обитания людей. Кроме того, появится что-то типа четвертого измерения — виртуального мира.

В.: — Он, правда, в достаточно примитивном варианте есть и сейчас. И я сама лично могу вам назвать десять знакомых, которые этот виртуальный мир считают если не привлекательней, то по крайней мере наравне с реальным.

Д.: — Так вот. Эти будущие виртуальные миры будут казаться такими же, как и реальные. Люди будут путешествовать в эти миры для развлечения, для работы и для общения.

Выглядеть это может следующим образом: например, вы находитесь у себя дома в специальном кресле, в особом энергетическом поле, которое соединено с мировой сетью, что-то вроде Интернета. И за считаные секунды оказываетесь там, где нужно — хоть в Австралии, хоть в Антарктиде.

— Напоминает сюжет фантастического фильма!

В.: — Писатели-фантасты действительно задают направление развития новых технологий. Вспомните, Жюль Верн писал про подводную лодку, когда их еще и в помине не было. И это сбылось. Кто знает, возможно, ученые разработали подлодки, именно прочитав его произведения. Идеи крионики (замораживание людей для того, чтобы оживить их через несколько лет, тогда, когда медицина это позволит) тоже родом из фантазий писателей-футурологов Роберта Эттингера и Нила Джонсона. А сегодня это уже реальность — мы организовали криофирму, и у нас уже 15 клиентов.

— НБИК-конвергенция — что это?

В.: — Пусть Данила расскажет. Потому что он в нашей стране классик-переводчик этого понятия, первый заговоривший об этом. И зерно упало на благодатную почву: научный мир России заинтересовался.

Д.: — Это очень простая, но гениальная идея. Понятие “НБИК-конвергенция” образовано по первым буквам таких понятий как: нано (нанотехнологии), био (биотехнологии), инфо (информационные технологии), когно (когнитивные технологии — изучение работы мозга). Идея в том, что все эти технологии сближаются, что помогает быстрее и эффективнее делать новые открытия и развивать суперсовременные технологии. Это буквосочетание было предложено 7 лет назад в Америке рядом ученых, которые думали о том, как сейчас развивается наука, и обратили внимание на то, что современные направления относятся сразу к нескольким наукам. Скажем, если вы сейчас изучаете работу нейрона, то, с одной стороны, вы используете для этого инструменты нанотехнологий — сканирующие микроскопы, молекулярное моделирование и так далее. При этом сам нейрон — это природный биоматериал, живая клетка. Конечно же, сейчас ни одна лаборатория не обходится без компьютеров и специальных программ — это информационные технологии. И, само собой, мозга ученых, которые за всем этим наблюдают, анализируют и делают выводы — то есть в процессе участвуют и когнитивные ресурсы нашего разума. Получается такое вот сближение всех наук. И что самое главное — все эти вещи друг друга усиливают. В результате самые сложные вещи могут делать только коллективы, потому что просто нет пока такого человека, который понимал бы их все. А те задачи, которые сегодня перед нами стоят — развитие нанотехнологий, искусственного интеллекта и прочее, — они по природе своей междисциплинарные, трансдисциплинарные, очень сложные, комплексные.

Примеров взаимодействия этих наук много: сейчас есть компьютерная модель человеческого сердца. Можно устроить на ней инфаркт и смотреть, как те или иные образцы реагируют на те или иные лекарства. Можно за доли секунды в компьютере вырастить любую клетку.

В.: — Что особенно важно, теперь в МФТИ уже есть факультет НБИК-технологий. А в Курчатовском институте создан Центр конвергентных нано-, био-, инфо-, когнитивных (НБИК) наук и технологий. Это одна из первых в мире площадок, где развиваются в тесном взаимопроникновении исследования в области физики, химии, биотехнологии, клеточной и молекулярной биологии, нано- и информационных технологий, когнитивной науки. Уверены, что с появлением такого центра о наших ученых заговорит весь мир. Как сейчас говорят о британских.

 

ИСТОЧНИК

Поделиться