Вы здесь

Петербуржцы замораживают тела своих мертвых родственников

Они надеются, что врачи в будущем смогут их оживить

Это такая технология бессмертия. Надо заморозить тело (или только мозг) до минус 196 градусов, поместить его в специальный контейнер с жидким азотом и оставить на хранение. Возможно, лет через 50–100 появятся новые технологии, которые позволят разморозить мертвых людей и оживить их. Сейчас во всем мире около 300 криопациентов в состоянии глубокой заморозки дожидаются своего воскрешения. Из них 38 — «клиенты» единственной российской компании «Криорус». Среди «замороженных» и две петербурженки.

Вместо крови - глицерин

Первая и пока единственная российская фирма, которая занимается замораживанием людей (крионикой), появилась еще в 2006 году. Правда, изначально десять его учредителей — а это социологи, биологи, математики и футурологи — планировали замораживать только себя, близких и собственных домашних животных.

— Но вскоре к нам стали обращаться люди из Москвы, Питера и даже из-за границы. И совесть не позволила сказать им: «Нет, ребята, уходите, мы все это делаем только для себя», — рассказывает генеральный директор компании «Криорус», социолог Валерия Удалова. — Мы поняли, что надо всем желающим предоставить шанс «проснуться» в будущем и пожить там.

Криоконсервирование — довольно сложная процедура. И приступать к ней надо сразу же после смерти человека. Прежде всего, необходимо достаточно быстро охладить тело примерно до ноля градусов. Для этого умершего покрывают слоем сухого льда. Проблема в том, что при замерзании в тканях тела образуются ледяные кристаллы, которые наносят непоправимый урон клеткам, как бы разрывая их. Чтобы избежать этого, кровь криопациента с помощью перфузионного насоса заменяют специальным медицинским раствором, например, на основе глицерина.

После наполнения сосудов новым веществом специалисты начинают постепенное охлаждение тела. Примерно через две недели его температура достигает минус 196 градусов по Цельсию. При таких условиях все процессы в организме затормаживаются, а значит, тело может практически в неизменном виде храниться десятилетиями, если не веками. Ну и наконец, криопациента помещают в специальный контейнер — дьюар, наполненный жидким азотом. Причем тело «ставят» вверх ногами. А все потому, что внизу ниже температура, а значит, и лучше условия для «сохранности» головного мозга.

— В мире существует всего три компании, которые занимаются крионикой: две из них расположены в США и одна — наша — в Москве, — говорит Валерия Удалова. — В Америке, например, очень распространена услуга, когда к еще не умершему пациенту приезжает целая бригада с оборудованием и дожидается его смерти, чтобы, не теряя ни минуты, тут же приступить к криоконсервации. При этом ожидание может растянуться на несколько дней, неделю. Но у нас бывают случаи, когда близкие умершего, пока мы к ним только едем, сами проводят первый этап охлаждения. Следуя нашим инструкциям, они, например, в ванной обкладывают тело сухим льдом.

Мозг учительницы

Самостоятельно действовали и родственники 79-летней учительницы математики из Петербурга Лидии Федоренко. Она, кстати, стала второй «замороженной» россиянкой. Женщина умерла в 2005 году, но перед смертью успела попросить родственников сохранить ее тело с помощью крионики. Вот только компания «Криорус» тогда еще не открылась. Но родственники учительницы не растерялись. Они полгода держали мозг Лидии Федоренко прямо у себя дома в специальном медицинском контейнере со льдом. А когда у «Криорус» появилось первое хранилище для криоконсервированных, передали его туда.

— Как нам кажется, нет большой разницы между крионированием всего тела и только головного мозга, — считает Валерия Удалова. — По научному мировоззрению личность человека заключена именно в мозгу. Это он думает, любит, помнит. А тело впоследствии можно вырастить из любого ДНК. Все-таки в том же мозгу каждая клетка — это ДНК. К тому же мне трудно себе представить, чтобы 80-летние криопациенты после оживления согласились оставить себе прежнее тело с больными печенью, почками, сердцем. Думаю, им вырастят новое, молодое.

Второй петербурженке — Кире Юрасовой — так же сохранили только мозг. Правда, она об этом не просила и о возрождении после смерти не мечтала.

— Бабушка была довольно упрямым и консервативным человеком. Крионика ее в принципе не интересовала, — рассказывает внук Киры Юрасовой Данила Медведев. В компании «Криорус» он работает заместителем гендиректора по стратегическому развитию. — Когда ее спрашивали об этом, она особого энтузиазма не проявляла. А потому после смерти бабушки решение о криоконсервации приняли родственники.

Среди клиентов «Криоруса» есть и еще один петербуржец. Молодой человек подписал договор на будущее. До пенсии или момента смерти он будет ежемесячно платить компании около 50 долларов. И, когда наступит «час икс», его тут же заморозят, а родственникам не придется уже платить. К слову, при единовременной оплате «заморозка» мозга стоит 12 тысяч долларов (около 500 тысяч рублей), а всего тела — 36 тысяч (около 1,5 миллионов рублей).

— Когда крионика в мире только началась, была такая идея: платить за криопациента должны его родственники, ежегодно переводя на счет компании определенную сумму, — рассказывает Валерия Удалова. — Но мы такую схему не используем, потому что оказалось, через какое-то время большая часть людей в США переставали платить.

В итоге в 1979 году одна из первых крионических компаний в Америке просто разорилась, ее директор сбежал, а о банкротстве фирмы узнали соседи по характерному запаху, который доносился из помещения с дьюарами. В итоге 13 тел людей, мечтавших о второй жизни, изъяли и захоронили...

Научиться у лягушки

Никаких гарантий, что человека когда-нибудь вообще разморозят и оживят, в криокомпаниях не дают. Они лишь оптимистично заявляют, что чисто теоретически эта процедура возможна. Ведь опыт восстановления небольших замороженных органов уже есть. Например, в середине 2000-х годов научный консультант «Криоруса», доктор химических наук Юрий Пичугин и американский ученый Грегори Фей заморозили до минус 125 градусов по Цельсию почку кролика, потом разморозили и пересадили ее животному. Кролик хорошо перенес операцию, а его почка работала.

— Мы сейчас можем заморозить эмбрион, а фактически человека на ранней стадии развития, потом разморозить его, поместить в матку, где он и будет дальше спокойно развиваться, — говорит руководитель Лаборатории инновационных биомедицинских технологий, профессор Российской академии естествознания Алексей Ковалев. — Также мы можем обратимо заморозить небольшие части органов, например, роговицу. Не говоря уже о яйцеклетках, сперматозоидах, стволовых клетках. Конечно, технологии разморозки крупных, сложных органов, например, мозга, еще пока нет. Непонятно, что будет и с памятью, если тот же мозг умершего человека все-таки удастся «реанимировать». Но, как известно, лесная лягушка в холодное время замерзает до состояния булыжника, а когда она «размораживается», ее память никуда не пропадает...

С оживлением трупов после разморозки все еще сложнее. Основатели криофирм надеются, что в медицине через 50–100 лет появятся новейшие технологии, которые смогут нам помочь в этом. Например, американский инженер и ученый Эрик Дрекслер и один из основателей Лаборатории искусственного интеллекта в Массачусетском технологическом институте Марвин Мински уже предлагают восстанавливать криопациентов с помощью крошечных молекулярных роботов. Армию этих механизмов (их совокупный вес составит около 500 граммов) внедрят в тело криопациента. Они обнаружат повреждения в клетках, возникшие в процессе болезни человека, его умирания и после смерти, а затем исправят их. Они же произведут омолаживание и лечение всех клеток. Эта работа, по мысли ученых, должна занять несколько месяцев. После ее окончания молекулярные роботы покинут оживленное и уже здоровое тело так же, как это делают вирусы гриппа — через кровеносную систему и дыхательные пути. Предположительно, такая технология может появиться уже через 50 лет.

Кто заплатит за «разморозку»?

— Само собой, оживлением пациентов в будущем должна заниматься именно та криофирма, которая «замораживает» сейчас людей, — говорит Данила Медведев. — А потому наши ученые еще с основания компании проводят научные исследования, эксперименты по разморозке.

Правда, существенных прорывов пока нет. Но даже если чудо-технологии оживления появятся, не очень понятно, насколько они будут дорогостоящими и не придется ли потомкам «замороженных» платить, чтобы их прабабушек вернули к жизни.

— Вообще, стоимость «разморозки» входит в ту сумму, которую клиенты нам сейчас платят за наши услуги, — говорит Данила Медведев. — Мы рассчитываем, что этих денег должно быть достаточно хотя бы потому, что с течением времени стоимость технологии «разморозки», да и вообще медицинских услуг, должна снижаться. Уже сейчас в некоторых больницах Москвы и Петербурга «работают» хирургические роботы «da Vinci» (аппараты для проведения хирургических операций. — Ред.). И не нужно быть ученым-футурологом, чтобы предсказать, что через 50–100 лет огромное количество операций будет производиться без участия человека. Раз не надо платить врачам, которые оперируют не разгибая спины, то будет снижаться стоимость лечения, работ по выращиванию органов, их пересадке. Поэтому я с умеренным оптимизмом рассчитываю, что в будущем задача оживления будет не такой уж и дорогой.

Ну а если вторая жизнь все-таки будет стоить баснословных денег, а это вполне вероятно, то в компании «Криорус» надеются либо на помощь государства, которое будет выделять деньги на оживление, либо на пожертвования людей.

— Я все-таки верю, что люди тогда будут больше заботиться друг о друге. А если этого не случится, то можно попросить помощи у американцев, — ошарашил ответом Данила Медведев.

— А зачем им нам помогать?

— Ну, какие-то решения найдутся точно... — ушел от ответа Медведев. — Другое дело, что мы пока не можем точно сказать, какие именно. Возможен, например, такой вариант. Представьте себе, что вас криоинировали и вернули к жизни. Вот вам так повезло. А в криохранилище еще находятся ваши друзья или родственники, которые пока что заморожены. Понятно, что вы будете стараться сделать все, чтобы вернуть и их к жизни.

— Откуда я в новом мире найду деньги, чтобы их оживить?

— Пройдет лет десять, вы получите в этом мире новую профессию, например, будете выращивать картошку на Луне или станете психологом для роботов, заработаете деньги и сможете заплатить за оживление ваших близких. А если у вас не будет «замороженных» друзей, то вы можете пожертвовать 100 галактических кредитов в какой-нибудь Фонд оживления на «реанимацию» незнакомых вам крионированных...

Вот какие планы на будущее у заместителя гендиректора по стратегическому развитию «Криоруса». С таким же успехом можно предположить, что замороженных его фирмой оживят инопланетяне, «люди в черном» или Нео с Морфиусом.

Но вот если подобная оптимистичная «стратегия» не оправдается (а такой вариант очень даже вероятен), то замороженных ждет непростая судьба. В самом лучшем случае им придется «ждать» десятки, а то и сотни лет, пока люди будущего по доброте душевной не соберут деньги на их воскрешение. (Вопрос только: зачем им это делать? Если земляне продолжат плодиться так, как сейчас, планета будет катастрофически переселена).

Но все может оказаться и гораздо хуже. Например, никакая «криофирма» не застрахована от разорения. За 50–100 лет с ней может произойти все что угодно: сократится поток желающих заморозиться, или в стране случится мощный экономический кризис. И тогда есть вероятность, что крионированные просто повторят судьбу тех 13 несчастных замороженных американцев, которых в 1979 году «забыли» в криохранилище… Не исключен и еще один вариант: в мире могут на законодательном уровне запретить крионирование человека. И родственникам замороженных, которые уже заплатили по 1,5 миллиона рублей, придется еще и раскошеливаться на похороны.

Елена Дементьева, Московский комсомолец. Санкт-Петербург, 22.10.2014

Поделиться