Вы здесь

Мороз по коже

Евгения Дорогова, журнал "Discovery", № 3(15) март 2010

Целительные свойства холода известны с давних времен. Наши предки прикладывали к ушибам лед, чтобы облегчить боль, останавливали холодом кровотечения, а закаливание стало синонимом здоровья и долголетия. Ученые выяснили, что в охлажденной клетке пробуждаются древние эволюционные механизмы, когда-то помогавшие человеку выживать в суровых условиях. С помощью заморозки медики научились удалять опухоли, лечить кожные заболевания, омолаживать организм; в холоде хранят эмбрионов для бесплодных пар и органы для трансплантации. А современные методы крионики позволяют сохранять тела умерших до того момента, когда с развитием науки появится возможность воскресить их.

Евгения ДОРОГОВА

 

Холод и тепло - первое, что ощущает человек при контакте с окружающей средой. Они могут вредить здоровью, а могут и защищать. Несмотря на то что тепло, как правило, ассоциируется с комфортом, а мороз инстинктивно считается стихией враждебной и опасной, низкие температуры зачастую полезны для здоровья. Способствует этому сама природа. После того как теплокровные животные пережили ледниковый период, они приобрели способность противостоять холоду и закаляться. Как верно подметили философы, то, что нас не убивает, делает сильнее. Поэтому практичные медики придумали лечить людей холодом. Так возникла криомедицина, развивающаяся в нескольких направлениях - криотерапии, криохирургии, криокосметологии и т. д.

Здоровый холод

Методы лечения различных недугов холодом основаны на защитных механизмах организма. Издревле на Руси мужчины и женщины, веря в то, что холодная вода выгоняет злых духов из души, ныряли после бани в ледяные проруби и сугробы, и это давало заряд бодрости и закаляло организм. И здоровье их крепло из-за того, что кратковременное охлаждение подстегивало иммунитет. Сегодня прыгнуть в ледяную лунку способен не всякий, и процедуры закаливания часто сводятся к прогулкам на свежем воздухе. Однако эволюционно заложенная в клетках способность к выживанию условиях холода лежит в основе современных и весьма перспективных терапевтических методов.

Истоки криотерапии берут начало в 1970-х гг. Японский врач Тосимо Ямаучи работал в клинике, где лечились люди с ревматоидным артритом - заболеванием опорно-двигательной системы, при котором разрушаются и мучительно болят суставы. Однажды один из пациентов сильно промерз на морозе и отогревался, делая физические упражнения. Это было нелегко, но вскоре, к удивлению Ямаучи, больной пошел на поправку. Врачу пришла в голову мысль: почему бы не лечить артрит холодом? Все началось с прикладывания на суставы ледяных компрессов, а по мере совершенствования методики был создан криоторум - специальный бокс с охлажденным до -160 °С воздухом, в который перед началом физической тренировки больному предлагалось зайти на две-три минуты.

Пациент не замерзает в криоторуме, так как при неподвижном воздухе на теле сохраняется прослойка теплого воздуха. А чтобы избежать обморожения беззащитных рук, ног и лица, предусмотрены варежки, носки и утепляющая маска.

Поначалу терапию артрита по Ямаучи считали жестокой. «Людей замораживают заживо!» - кричали недоверчивые. Но - поразительное дело! - больные, прикованные к постели, уже спустя неделю после начала криолечения начинали самостоятельно передвигаться. Эффект превзошел ожидания, и криотерапевтические принципы быстро проросли в другие области медицины.

В наши дни список групп заболеваний, при которых эффективна криотерапия, огромен. Избалованные летним солнцем и курортами люди толпами идут охлаждаться. Ведь сегодня холод способен исцелять бронхиальную астму, псориаз, мигрени, варикозное расширение вен, язву желудка и многие другие болезни. При этом человек лечит себя, по сути дела, сам. Ведь, когда окружающая среда становится холодной, организм моментально реагирует на это - в нем становится более интенсивным обмен веществ, усиливается циркуляция крови и лимфы, бурно вырабатывается энергия. И болезни отступают. Так генетический страх наших клеток перед судьбой мамонтов помогает нам поддерживать здоровье.

А еще холод способен работать «скальпелем». Недаром родители, укутывая ребенка на зимнюю прогулку, говорят: «Смотри не отморозь что-нибудь». Дело в том, что низкие температуры могут также убивать: вызывают гибель переохлажденных клеток. Хирурги не преминули воспользоваться этим. Они приспособились делать операции, целенаправленно отмораживая больные ткани и новообразования, причем практически безболезненно и бескровно, с минимумом противопоказаний. Врач с помощью спрея, зонда или ватного тампона наносит на нужный участок кожи хладоноситель (например, жидкий азот), после чего бородавки, родинки и другие кожные новообразования разрушаются.

Ну а наиболее перспективное, с точки зрения практикующих медиков, направление криохирургии - криогенное удаление новообразований. Доброкачественные опухоли легко поддаются вымораживанию, так как обычно имеют четкие границы. После воздействия низких температур зона перерождения благополучно отмирает, при этом пациент не нуждается в кровавом общении со скальпелем. Велики перспективы криомедицины и в борьбе с онкологией.

Жизнь после смерти

Испокон веков люди желали обрести бессмертие. Так вышло, что жадный до впечатлений и знаний человек не хочет расставаться с бренным миром. Люди постоянно ищут способы продлить свой век. И вот теперь им на помощь пришла крионика - направление науки, изучающее практические возможности посмертной заморозки тела или мозга человека для последующего оживления и восстановления. Суть метода в том, что низкая температура имеет власть над временем. Она позволяет биологическим объектам долго храниться без потери свойств, и замороженные ткани, эмбрионы, сперматозоиды, яйцеклетки и органы для трансплантации могут годами сохранять жизнеспособность.

У крионики богатая история. Мечта о «ледяном бессмертии» возникла еще у древних греков, которые обнаружили, что вмерзавшие в лед рыбы и лягушки таинственно оживали во время потепления. В XVIII в. загадка была раскрыта. Голландский естествоиспытатель Антони ван Левенгук разглядывал под микроскопом песок из водосточного желоба и нашел в нем крошечных червей-коловраток. Коловратки были высушены и не подавали признаков жизни, но, после того как их смочили водой, вдруг ожили.

Левенгук назвал эту мнимую смерть, а точнее глубокий сон, анабиозом (греч., возвращение к жизни) и начал тестировать предел возможностей коловраток. Испытываемые голодом, кипячением и наконец переохлаждением червячки претворялись мертвыми и с завидным жизнелюбием «воскресали» снова.

Такая удивительная способность животных впадать в глубокую спячку при неблагоприятных условиях восхитила научное сообщество и не давала покоя ученым умам без малого два века. В 1897 г. русский физик и биолог Порфирий Бахметьев начал эксперименты по изучению анабиоза у более сложных, нежели круглые черви, животных. Он без устали замораживал и размораживал гусениц, бабочек, добиваясь состояния анабиоза, и впервые в истории искусственным путем вызвал холодовое оцепенение у млекопитающего - летучей мыши. Выяснилось, что при анабиозе у животного замедляется обмен веществ, отчего организм перестает поддаваться болезням, становится нечувствительным к внешним условиям и не стареет.

Первая проблема, с которой столкнулись отцы крионики, - нужно было найти вещество, которое может связываться с водой и устранять формирование ледяных кристаллов, разрывающих нежные клеточные мембраны. То есть потребовались так называемые криопротекторы. В 1949 г. им стал глицерин. С его помощью в 1956 г. французский ученый Луи Рэ заморозил в жидком азоте эмбрион курицы. Зародыш пребывал в суровых условиях несколько месяцев, но не погиб, и после оттаивания у него снова забилось сердце. Это стало прорывом в науке. Открывшаяся возможность крионировать теплокровных животных дала ученым надежду, что через какое-то время им станет подвластно замораживание человека. Но, увы, для подавления роста ледяных кристаллов нужны слишком высокие концентрации криопротекторов, а они достаточно токсичны.

Однако крионисты не унывают. Научное обоснование практики крионики находят в идее о том, что юридически мертвый человек не означает необратимо мертвый. Смерть - это не одномоментное событие, а длительный процесс, и многие его этапы можно остановить. Дальше дело за реаниматологами. Как они смогут оживить человека, запустить работу его органов и заставить работать мозг - нам еще предстоит узнать. И в то, что это в конце концов произойдет, есть основания верить.

Новую жизнь крионика обрела в 1960-х гг. Роберт Эттинджер, профессор физики одного из американских колледжей, вдохновился идеей создания искусственного криостаза (фиксации структуры тканей организма путем замораживания до ультранизких температур) и выпустил ряд публикаций, в которых излагал основную концепцию крионики. В 1962 г. он издал книгу «Перспективы бессмертия». Ее активно поддержал американский фантаст Айзек Азимов, однако читатели приняли издание с изрядной долей скепсиса. Вскоре выяснилось, что Эттинджер не одинок в своих идеях. Другой американец, Эван Купер, в тот же период времени опубликовал книгу «Бессмертие: физическое, научное, сейчас», в которой аналогичным образом выражал надежду на технологии криоконсервации. Эттинджер и Купер познакомились, привлекли единомышленников и основали в 1963 г. в Вашингтоне Общество продления жизни. С этого момента крионика уже могла считаться сформулированным и обоснованным научным направлением. Внимание к науке росло, были организованы общества в Нью-Йорке, Калифорнии и других штатах. А в 1967 г. был крионирован первый человек. «Счастливцем», которому выпала доля стать первопроходцем, оказался Джеймс Бэдфорд, американский профессор психологии. Неизлечимо больной раком легких 73-летний мужчина был успешно заморожен после смерти, и сейчас его тело хранится в фонде продления жизни «Алькор» (Аризона).

На сегодня в США помимо «Алькор» действует Американское крионическое общество, Институт крионики (Калифорния) и дистрибьюторская компания «Транс Тайм». В 2005 г. очередь дошла и до России, где была создана фирма «КриоРус». Общее число замороженных пациентов, ожидающих второго рождения, идет на сотни, а договор с криофирмами уже заключили более 2 тыс. человек.

Стоимость крионирования тела в фирме «КриоРус» составляет 30 тыс. долл. В США цены выше: в Институте крионики - 35 тыс. долл., а в «Алькор» и вовсе 150 тыс. долл. Кошки и собаки средних размеров могут быть сохранены в «КриорРус» за 7-10 тыс. долл.

Восстание из мерзлоты

Одно дело - заморозить. А как разморозить тело и воскресить его, вернув при этом в мир здоровую личность, а не изрядно потрепанную подвигами прошлого? Исследователи, работающие в области иммортологии, планируют одержать победу над смертью с помощью стволовых клеток, трансплантологии, клонирования, нанотехнологий, генной инженерии, создания компьютерных копий сознания и других методов. По прогнозам, возможность воскрешать замороженные тела появится уже в текущем веке.

Существует и примерный сценарий оживления. Он подробно описан отцом нанотехнологии Эриком Дрекслером. В замороженное тело внедряется армия крошечных молекулярных роботов. Они, будучи снабжены миниатюрным вычислительным устройством и манипуляторами, анализируют повреждения в израненных, состарившихся и промороженных клетках организма и под контролем находящегося извне суперкомпьютера собирают из молекул здоровые клетки и ткани. Роботы зашивают клеточные мембраны, восстанавливают конфигурацию белков, запускают работу органов. Потом, через несколько месяцев усердного труда, крошки выходят из организма. И вот, в принципе, пациента можно смело считать размороженным. Он оживает, встает с ледяного ложа и снова видит белый свет. Со стороны такой сценарий звучит как нечто фантастическое. Но на самом деле строится он на вполне реальных научных достижениях.

Техника манипуляций с отдельными молекулами и атомами сегодня заботит высоколобые ученые головы чрезвычайно сильно. Взрывной импульс развитию нанотехнологий (научной области, разрабатывающей устройства размером до одной миллиардной доли метра) дало создание сканирующего микроскопа, позволяющего «видеть» атомы в веществе и перемещать их. Это изобретение в 1986 г. заслужило Нобелевской премии.

Теперь методами управления атомами увлеченно занимаются крупные корпорации - IBM и Xerox. Они работают над молекулярными роботами, которые ловкими микроскопическими щупальцами смогут создавать биологические структуры из различных молекул. А биологи, в свою очередь, активно создают нанолекарства, которые смогут избирательно накапливаться в очаге заболевания и исцелить его.

Еще одна процедура, которую предлагают криомедики - крионирование головного мозга человека (нейросохранение). Ученые доказали, что после глубокой заморозки кусочков мозговой ткани в них можно восстановить нейрохимическую активность. Если удастся осуществить идею воскрешения в масштабах всего «хранилища знаний», то останется дело за малым - погрузить мозг в новое тело. Здесь готовы прийти на помощь в будущем технологии создания искусственных органов. Фантасты давно обыграли эту идею в книгах и рассказах. Хотя и реальная жизнь не отстает. Десятки людей уже живут с выращенным из стволовых клеток мочевым пузырем, дыхательными путями и костями. В экспериментах на животных тестируются искусственные почки и сердце, а научные деятели продолжают предпринимать множество попыток интеграции человека и механизмов.

В качестве примеров можно привести кардиостимуляторы, способные самостоятельно регулировать работу сердца. Имплант «компьютерное ухо», устанавливаемый в мозг человека, стимулирует окончания слухового нерва и позволяет глухому человеку слышать. Достижения нейроинженерии способны в буквальном смысле собирать тело по частям. Бионические конечности, киберглаз и другие, казалось бы, немыслимые изобретения применяются на реальных людях и демонстрируют серьезные перспективы. Достаточно соединить нейроны мозга с электродами - и кибер-органы готовы выполнить любые его приказания.

Леденящая реальность

Несмотря на то что в теории крионические методы интуитивно понятны, в реальности представить процесс заморозки человека весьма любопытно. Чтобы приоткрыть завесу тайны, мы пообщались с Валерией Удаловой (Прайд), - генеральным директором российской компании «КриоРус», чей офис располагается в Москве, а криохранилище - в подмосковном городе Зеленограде.

У криопациента, написавшего завещание на криоконсервацию и оплатившего связанные с нею расходы (или его родственников, пожелавших подарить ему вторую жизнь), есть представитель, который соглашается взять на себя ответственность за контроль процесса.

Когда будущий замороженный находится при смерти или уже скончался, крионической организации срочно подается сигнал для начала консервации. Тело доставляется в лабораторию. Пациенту вводятся защитные лекарственные препараты - гепарин, стрептокиназа и другие. Его погружают в ванну со льдом и быстро охлаждают до температуры 0-10 ºC. Кровь понемногу сливают, заменяя ее криопротектором. В качестве такой субстанции специалисты «КриоРус» используют разновидность криопротектора BPS-7, разработанного американским Институтом крионики. В составе - минимально токсичная и максимально эффективная для защиты ото льда смесь: глицерин, дистиллированная вода и еще порядка шести веществ. Далее будущий бессмертный охлаждается глубже с помощью циркулирующей ледяной воды и сухого льда. Затем тело отправляют в криостат (дьюар - грубо говоря, большой термос) с жидким азотом. Пациент погружается в криостаз при температуре -196 C°, где будет «мерзнуть» в ожидании второго рождения. Родственникам при необходимости предоставляется отчет о крионировании: фото-, видеоматериалы и финансовая смета.

Сколько придется ждать? Договор с «КриоРус» заключается на 100 лет с возможностью автоматического продления каждую четверть века - до тех пор, когда ученые умы познают технологии, необходимые для воскрешения. Но нет ли на крионистах розовых очков? Не утопична ли их вера в возможности роста интеллектуальных способностей человечества? Ведь в середине прошлого столетия мы фантазировали о том, что сегодня будем летать по городам на персональных космолетах или вовсе телепортироваться. Тем не менее мы прежнему ездим на метро или стоим в пробках... «Может быть, представления о скорости развития технологий преувеличены? - обратились мы к Валерии Прайд. - И успешное воскрешение криопациентов может произойти не в середине этого столетия, а пару веков спустя?» «Возможно, - последовал ответ. - Криобиология развивается медленно, финансирование ее очень слабое. Но крионисты возлагают надежды в основном на нанотехнологии, а темпы прогресса в этой области велики. Ну а если рассматривать прогнозы на будущее человечества, описанные многими именитыми фантастами (Жюлем Верном, Гербертом Уэллсом, Александром Беляевым), то процент сбывшихся предсказаний оказываются очень большим. Так почему бы прогрессу не наступить «вовремя»?»

На данный момент в подмосковном криохранилище находятся три подвергшихся заморозке тела, а от остальных пациентов вошел в ледяную вечность лишь мозг. Еще трое пациентов, криосохраненных на раннем этапе деятельности «КриоРус», содержатся в хранилищах, построенных с помощью криофирмы на частных территориях. Также, открыла секрет Валерия, у них подверглись криостазу собака, кот и пара птиц - синица и щегол. «Зачем же животные?» - удивляемся мы. «Интересный вопрос... - Валерия задумалась. - С некоторой точки зрения, наши домашние любимцы - это наше продолжение»...

Вот так, казалось бы, «прост» путь к бессмертию. Определенная сумма денег, холод и ожидание новых открытий в науке. Однако религиозное сопротивление крионике никуда не денется. Возникает вопрос: будет ли душа у размороженного тела? Где ей прятаться, не будет ли ей утомительно ждать и уповать, пока гении мировой науки найдут способы вернуть ей тело. Понимание этого нам пока неподвластно. И остается беречь ту далекую, но вполне реальную возможность, что в один прекрасный день смерть перестанет быть приговором, а будет излечимым диагнозом.

 

Комментарий эксперта

Борис Сандомирский, заведующий отделом экспериментальной криомедицины Института проблем криобиологии и криомедицины НАН Украины, профессор, доктор медицинских наук, заслуженный деятель науки и техники Украины.

Мне кажется уместным рассматривать крионику не только с позиций медицины и биологии, но и с точки зрения веры в единого Бога. Человек и его душа приходят в земную жизнь с тем, чтобы потом ее покинуть. Отступление от этого - отказ от религии. При всем этом оживление человека, захороненного в жидком азоте, на мой взгляд, - утопия. Криоконсервирование целых органов млекопитающих (за исключением сердца) еще не реализовано, и редкие положительные сообщения на эту тему, как правило, не подтверждаются. Чего скрывать, почти столетний опыт изысканий криобиологии и криомедицины не позволяет увидеть решение задач крионистов позитивно.

Реален другой вариант. Современная стадия развития науки дает основания для пересмотра ключевых положений крионики. Прогресс науки связан с учением о стволовой клетке, и основные финансовые потоки в науку идут в этом направлении. Быть может, будущее крионики связано с технологиями получения стволовых клеток? Скажем, от человека, чье здоровье не может быть улучшено современными медицинскими технологиями, можно получить стволовые клетки, заморозить их, а в будущем, при использовании методов клонирования, двигаться к созданию подобного тому, что уже жило на Земле. Мне кажется, такой вариант куда более достижим.

ИСТОЧНИК

Поделиться