Вы здесь

15 россиян отправились в будущее

Их тела и мозг заморозили, чтобы оживить через 50—100 лет

Будущее начинается сегодня — это факт. И не где-нибудь в сердце столицы или в современном научном центре, а в простой подмосковной деревне. Именно здесь вот уже 6 лет работает единственное на всем континенте криохранилище — место, где любой желающий может заморозить свое тело или мозг, чтобы проснуться через несколько десятилетий и увидеть будущее. Думаете, шутка? Чиcтая правда! Корреспондент “МК” побывал в месте, где будущее становится реальностью.

 
  В подмосковном криоцентре можно навещать замороженных родственников, передавать им письма и фотографии.  
  фото: Геннадий Черкасов  

  

АНЕКДОТ ДНЯ

Российская цивилизация создала свою, уникальную машину времени: достаточно зимой обесточить любой город — и вы попадаете в средние века.

 На тихой деревенской улочке за бетонным забором стоят небольшой, потрепанного вида одноэтажный домик и полукруглый ангар. Кроме криохранилища здесь расположен еще и склад (чего месту пропадать).

— Да, у нас не очень гламурно, — комментирует Валерия Прайд (один из основателей, генеральный директор криофирмы, российский общественный деятель, член координационного совета Российского трансгуманистического движения, социолог, футуролог). — Мы, члены трансгуманистического движения, создали криохранилище для себя и своих близких. Но те, кто интересуется крионикой, стали находить нас сами и просить сохранить и их родственников. Мы не отказали — ведь думать только о себе не очень-то гуманно. В итоге пришлось озаботиться соблюдением всех юридических аспектов и прочее.

 

   
 

В этом продолговатом дьюаре сейчас хранятся тела и мозг пятнадцати человек, которые увидят будущее. Фото: Геннадий Черкасов.

 
— Некоторых клиентов и членов их семей, конечно, смущают наши условия, — вступает в разговор Данила Медведев (российский общественный деятель, философ, футуролог, популяризатор науки; с июня 2005 года член координационного совета Российского трансгуманистического движения; председатель совета директоров российской криокомпании). — Но многие понимают, что не это главное. По большому счету, любой может организовать криохранилище и у себя дома — достаточно иметь контейнер и запасы сухого льда.

— Кстати, — вступает в разговор Валерия, — один наш друг, российский бизнесмен, он сейчас живет в Китае, готов спонсировать криозаморозку выдающихся деятелей науки и культуры современной России. Так что давайте совместно с “МК” проведем акцию — пусть народ решит, чей мозг мы оставим для потомков.

 

   
 

фото: Геннадий Черкасов

 
— А во сколько сейчас обходятся ваши услуги?

— Д.: По американским меркам просто в смехотворные деньги: нейросохранение (замораживают только мозг) в 10 тысяч долларов, сохранение всего тела — 30. Но мы понимаем, что Россия не Америка, и для многих и эти деньги не так-то просто найти.

— Вы замораживаете мертвых?

— В.: Исключительно. У нас в стране нет закона об эвтаназии. То есть замораживанию подлежат те граждане, чья смерть только-только была официально констатирована. Крионика в России легальна — человек по закону имеет право определять условия своего сохранения после смерти. Мы провели 15 крионирований для людей и 5 — для животных (2 собаки, кот и 2 птицы).

— Д.: Часто против крионики приводят следующий аргумент: “Замороженные люди мертвы, поэтому любые попытки их оживить бессмысленны”. Но на самом деле смерть является процессом, достаточно протяженным во времени и состоит из нескольких этапов:

1) клиническая смерть: прекращение функционирования организма как целого (что сегодня обычно понимается под термином “мертвый”), при этом многие органы и клетки продолжают работать, и разрушение их структур еще не началось;

2) биологическая смерть: частичное разрушение структуры организма;

3) информационная смерть: полный, необратимый распад структуры организма, в том числе и мозга (так термин “мертвый” будет пониматься медициной будущего, так он понимается уже сейчас сторонниками крионики).

 

С помощью крионики человек может быть стабилизирован в состоянии между биологической смертью и смертью информационной.

— Вы говорили о том, что некоторые клиенты замораживают только мозг. А они-то как после разморозки будут существовать?

— Д: В новом, клонированном или собранном из отдельных выращенных органов, теле или в теле робота. Кроме того, есть вариант встроить мозг в глобальную компьютерную систему. Речь идет о четвертом измерении, которое появится уже буквально через несколько лет. Я лично так и собираюсь сделать.

— В.: Нейросохранение — очень практичный и современный вариант. Зачем тащить с собой в будущее старое больное тело, которое все равно придется восстанавливать? Мозг — самое главное, что есть в человеке. И, что важнее, пока ученые даже близко не подошли к тому, чтобы синтезировать его. Тогда как другие части тела вполне можно воссоздать по ДНК. Думаю, в будущем можно будет замораживать вообще только лишь клетку ДНК и мозг. И из этого материала вполне можно будет воссоздать человека.

 

   
 

В таких металлических колбах в жидком азоте человеческий биоматериал хранится столетиями. Фото: Геннадий Черкасов.

 
 — Но все-таки, как будет выглядеть примерный сценарий оживления? Вы же, наверняка, его уже для себя написали?

— Д.: Скорее всего так: в тело внедряется огромное количество (миллионы миллиардов) молекулярных роботов (их совокупный вес составит около 0.5 кг). Они анализируют повреждения, возникшие в клетках организма при его смерти, бальзамировании и хранении. При необходимости они обмениваются информацией между собой, а также с контролирующим их деятельность суперкомпьютером, расположенным вне тела. Молекулярные роботы производят исправление всех повреждений (разбирают сшивки внутри и между молекулами, восстанавливают клеточные мембраны и органеллы и т.д.). Кроме того, они производят омолаживание и лечение клетки (а значит и всего организма). По окончании работы молекулярные роботы покидают оживленное тело (например, так же, как это делают вирусы гриппа и некоторые другие вирусы - через кровеносную систему и дыхательные пути). Предположительно, технология для ее реализации будет готова через 50 лет. В случае, если были сохранены только голова или мозг пациента, предварительно, еще до репарации мозга, надо будет воссоздать (например, вырастив органы и ткани, или каким-то иным способом) тело пациента с использованием его ДНК.

— Честно говоря, звучит как в фантастических книгах или фильмах. А кто и как будет осуществлять разморозку?

— Д.: План-минимум предполагает, что этим будут заниматься крионические фирмы. Но в ведущих криофирмах в США к вопросу оживления — смешанное отношение. Одни выступают за активные действия по “подготовке” такого оживления. Другие же считают, что подобные действия преждевременны и отвлекают ресурсы от важнейшей работы — обеспечения надежности криохранения.

Мы, в свою очередь, безусловно, сделаем в будущем все возможное для оживления пациента. И это явно прописано в предлагаемом нами договоре на крионирование. Кроме того, как нам кажется, государство (общество) каким-то образом постарается прояснить судьбу криопациентов и определить гарантии и процедуры их реанимации. Но пока все это лишь туманные перспективы.

— На сколько лет вы подписываете контракт со своими клиентами и их родственниками?

— В.: На 100, но он автоматически продлится, если в течение этого периода не будут созданы технологии оживления криопациентов.

 

   
 

Не очень гламурное здание российского криохранилища. Фото: Геннадий Черкасов.

 
— Родственникам разрешается навещать своих замороженных родных?

— Д.: Разрешается, правда, в этом нет особого смысла — тело или мозг находятся на самом дне глубокого дьюара. Даже если открыть его крышку и заглянуть внутрь — ничего не видно. Только пара азотного много. Вот мы недавно перемещали тела из одного дьюара в другой. Многие родственники приехали нам помогать. Тогда-то они и смогли убедиться, что с их родными все в порядке.

— Нужна ли какая-нибудь подготовка тела к заморозке?

— Д.: Да, конечно! Перед охлаждением в кровеносную систему вводится раствор, содержащий защитные вещества — криопротекторы, минимизирующие повреждения при заморозке. Они не кристаллизуются и не расширяются при низких температурах. Это позволяет сохранять клетки и ткани целыми.

— Сколько еще человек вы реально можете принять на хранение?

— Д.: Полных тел мы прямо сейчас можем принять еще 4—6, не больше. А клиентов с нейросохранением сколько угодно. К тому же у нас совсем скоро будет запущен еще один дьюар. Так что пока места всем хватит.

— В.: Кстати, у нас много клиентов из Европы. Но и среди россиян интерес к крионике растет год от года. Некоторые еще при жизни заключили договор на свое сохранение. Всего же в мире сейчас находится в состоянии криосохранения около 200 человек (среди них, по некоторым данным, Сальвадор Дали, Уолт Дисней, Майкл Джексон). Имеют контракты на крионирование более 1900 человек.

 

   
 

Технический директор криоцентра проводит осмотр дьюара. Фото: Геннадий Черкасов.

 
Постчеловеки идут

— А что это за термины, которыми вы пользуетесь, — трансгуманизм, иммортализм?

— В.: Трасгуманизм — это научно ориентированное мировоззрение, согласно которому современный человек не является вершиной эволюции. Соответственно, трансгуманисты — люди, имеющее особое мировоззрение и стиль жизни, направленный на самосовершенствование. Это те люди, которые используют современные достижения науки и техники для перехода к постчеловеку — существу, обладающему принципиально новыми способностями.

— Чем этот постчеловек будет отличаться от нас, обыкновенных Homo Sapiens?

— Д.: Он будет наполовину робот с наполовину (или полностью) синтезированными органами. Ведь уже сегодня никого не удивляют искусственные зубы, руки, ноги. Уже вживляют искусственное сердце, легкое. Кроме того, люди с помощью ноотропных препаратов (или других, более современных веществ, которые ученым еще только предстоит открыть) смогут улучшать свои умственные способности. Но это произойдет лишь тогда, когда медицина займется не только больными, но и будет думать о том, как усовершенствовать здоровых.

 

   
 

инфографика: Ивана Скрипалева

 
 МЕЖДУ ТЕМ

Несколько будущих клиентов российского криохранилища и родственники уже имеющихся согласились поговорить с “МК”.

Игорь Владимирович Вишев (доктор философских наук, профессор, член Академии гуманитарных наук, специалист по философской антропологии и религиоведению): “Нам с супругой по 72 года, не так давно мы подписали контракт на нейросохранение. С крионикой и иммортализмом я знаком давно. Конечно, криофирмы должны быть государственными. Но до этого пока далеко. Всем же, у кого нет денег на криосохранение, могу посоветовать другой, более дешевый способ — сохранение волос с луковицами. Хранить их можно прямо дома, в небольшой чистой пробирке. Это тоже определенный шанс быть когда-нибудь клонированным. К тому же в случае, если потомкам понадобится выяснить какие-то генетические вопросы — им ваш волосок очень поможет.

Через вашу газету еще раз хочу обратиться к Правительству РФ (письменно я это делал уже не один раз): не продлевайте мораторий на клонирование. Тем самым вы тормозите развитие науки и медицины у нас в стране. И отодвигаете оживление крионированных людей на неопределенный срок”.

Маргарита: “Я крионировала маму. Мама была ученым, сделала несколько открытий в области работы мозга. Мы все - семья потомственных физиков, наши представления о крионике основаны на современной физической теории работы мозга, на нейрологии. Дней за 10 до смерти я сказала маме: “Я тебя заморожу!”. Глядя глаза в глаза. Мама ответила мне: “Ты не успеешь!”. А я УСПЕЛА, представляете! Как это ни странно звучит, но день крионирования стал самым счастливым днем в моей жизни! Поскольку появилась возможность встретиться с ней в будущем.  Я пишу маме письма, веду дневник, который назвала “Письмо в будущее”. Когда произойдет встреча, точно предсказать не могу: через 100 лет или, скажем, 300? Разве это имеет значение перед вечностью или бессмертием?”

 — А что такое иммортализм?

— В.: Иммортализм — доктрина, провозглашающая основной ценностью борьбу за продление человеческой жизни и в конечном итоге достижение бессмертия. Термин это возник от латинского immortalis — бессмертие.

— Д.: Бессмертие сегодня стало вполне реальным. Это понимают многие люди, но мало кто из высоких руководителей. Вот, например, совсем недавно один из видных деятелей ООН сказала: “Мы все должны смириться с тем, что постареем и умрем”. Что за глупость такая?!

Любой врач из любой больницы скажет вам, что из 100 человек, которым выписывают справку о смерти, троих можно было спасти и они прожили бы еще лет 10—15. И дело тут не во врачебной ошибке, а просто во всеобщем отношении к смерти. Мало кто понимает, что современные технологии позволяют нам не умирать. Рак на любой стадии еще 30 лет назад был приговором. Сегодня же и сердце научились запускать, и из комы выводить. Однако в России по-прежнему каждый третий умирает от банального инфаркта. А ведь эту проблему можно решить установкой искусственного сердца, которое уже давно разработано и существует.

— Продление жизни — да! Но, как мне кажется, говорить о бессмертии пока еще рановато…

— В.: По нашим прогнозам, уже через 30—40 лет люди смогут стать бессмертными. Во-первых, выращивание органов и вживление их пациентам вовсю практикуют в цивилизованных странах. 10 лет назад ученые из американского университета Уэйк-Форест вырастили первый в мире орган из пробирки — мочевой пузырь. Причем новый орган, не донорский, а целиком выращенный из собственных клеток пациента.

Сегодня ученые умеют выращивать и другие органы. Например, профессор Паоло Маккиарини из стволовых клеток сумел вырастить новую трахею и пересадить ее больному. Кстати, благодаря усилиям российского имморталиста Михаила Батина и его фонда “Наука за продление жизни” он согласился приехать в Москву и провести показательную операцию для наших врачей. С трудом. Но ему удалось убедить директора Российского научного центра хирургии, и вот первой российской пациентке перед Новым годом вырастили трахею и уже выписали домой. Представляете?

А профессор иммунологии Эллен Хебер-Кац из Института Вистара пошла дальше: под ее руководством группа биологов смогла восстановить у крысы хвост и пальцы на лапках после ампутации. Но для этого ученые подстегнули регенеративные способности животного, а не выращивали для него новую “запчасть”.

Во-вторых, в обозримом будущем с помощью нанотехнологий можно будет исправлять почти любые повреждения человеческого организма, включая повреждения, нанесенные при заморозке, и старческие повреждения, а также любые причины смерти.

— Д.: Я могу с полной уверенностью сказать, что все 15 клиентов нашей фирмы — первые российские бессмертные. Вот увидите, не пройдет и пяти десятков лет, и их оживят!

— Не боитесь, что прогнозы не сбудутся?

— Д.: А чего бояться, если факты говорят сами за себя. Многие насекомые (личинки и гусеницы полярных бабочек, черви, тихоходки) переносят замораживание даже в жидком азоте (температура -196°С) и после оттаивания оживают. Тысячи людей рождаются ежегодно из замороженной спермы и яйцеклеток. Существующие криобиологические методы, которые позволяют замораживать небольшие кусочки биологических тканей с минимальными повреждениями, после чего возможно их размораживание и возврат к нормальному функционированию. А при сверхнизких температурах химические и биологические процессы разложения практически останавливаются. Человек без каких-либо изменений может пролежать в сосуде Дьюара с жидким азотом хоть тысячу лет! Это уже наукой доказано! А уж в течение этого времени ученые научатся оживлять замороженных.

Автор: Дина Карпицкая 

Источник

Поделиться