Вы здесь

Старение пора ввести в список заболеваний

История определений заболевания

Одним из наиболее важных определяющих факторов в разграничении между нормой и патологией (заболеванием) является исторический контекст (Moody, 2001/2). Некоторые состояния, ранее рассматриваемые как заболевания, в настоящее время уже не считаются таковыми. Например, побеги черных рабов с плантаций считались проявлениями заболевания, известного как драпетомания (неконтролируемое желание убежать из дома). Для борьбы с этим заболеванием даже применялось медикаментозное «лечение» (Reznek, 1987). Аналогичным образом мастурбация также рассматривалась как заболевание и лечилась такими методами, как удаление или прижигание клитора (Reznek, 1987). Наконец, гомосексуализм еще в 1974 году считался заболеванием (Reznek, 1987).

Помимо социального и культурного влияния на формирование определения заболевания, новые научные и медицинские открытия приводят к пересмотру того, что является заболеванием и что не является таковым (Butler, 2008). Например, когда-то лихорадка считалась самостоятельным заболеванием, однако понимание того, что к ее развитию могут приводить различные причины, перевело ее в статус симптома (Reznek, 1987). И наоборот, целый ряд состояний, в настоящее время признаваемых заболеваниями, в том числе остеопороз, изолированная систолическая гипертензия и старческая болезнь Альцгеймера, в прошлом считались элементами нормального старения (Izaks and Westendorp, 2003; Gems, 2011). ВОЗ официально признала остеопороз заболеванием только в 1994 году (WHO, 1994).

Современное определение заболевания

Заболевание представляет собой сложный феномен и современное определение должно учитывать как его биологическое, так и социальное объяснение. Согласно медицинскому объяснению, заболевание является любой аномалией структуры или функции организма, отличающейся от вызываемой непосредственно физическим повреждением. В то же время, последнее может приводить к развитию заболевания (Marcovitch, 2009). Заболевание имеет определенную причину и узнаваемые проявления и симптомы. Оно может поражать человека, других животных и растения (Martin, 2010).

Социальный аспект заболевания является значимым в случаях, когда необходимо разграничить здоровое и патологическое состояния. Этот процесс во многом определяется контекстом оценки и, учитывая данное ВОЗ определение здоровья, как «состояния полного физического, психического и социального благополучия, а не только отсутствия болезней или физических дефектов», болезнь нельзя рассматривать просто как противоположность здоровью (WHO, 1946). «Умирающий от голода человек не считается страдающим от болезни, однако его также нельзя назвать здоровым» (Reznek, 1987).

Reznek (1978) демонстрирует, что с философской точки зрения заболевания не представляют собой «природное явление». Если бы все заболевания имели общую специфичную сущность, делавшую их заболеваниями, неидентифицированное заболевание можно было бы классифицировать просто путем сравнения его с уже известными патологиями и проверки, соответствует ли оно тому же «природному явлению», как, например, туберкулез или рак. Целью разграничения между заболеванием и его отсутствием является создание классификации состояний, излечиваемых с помощью медицины. Во многих случаях может показаться, что определение заболевания не имеет никакого смысла, так как не существует необходимых и достаточных условий, необходимых для признания их заболеваниями, а не отдельными патологическими состояниями, такими как травмы, ограничения дееспособности и пороки развития.

Несмотря на сложность однозначного определения, мы можем упростить наши определения заболевания и наши подходу к их лечению путем группирования определенных патологий. Например, холера, туберкулез и пневмония являются самостоятельными болезнями, однако могут рассматриваться вместе как бактериальные инфекции. Аналогичным образом ВИЧ, грипп и корь являются отдельными нарушениями нормального состояния здоровья, отнесенными в одну группу как вызываемые вирусными возбудителями. Разделение заболеваний на подобные классы значительно облегчает первичные стратегии лечения, что, помимо всего прочего, является основной причиной необходимости создания определения заболевания. Можем ли мы придерживаться этого же подхода и создать принципиально новую группу, которая позволит рассматривать процесс старения как самостоятельное заболевание?

Является ли старение болезнью?

Традиционно старение рассматривалось как естественный процесс и, соответственно, не считалось заболеванием (Callahan and Topinkova, 1998; Hayflick, 2007). Это, возможно, является своего рода следствием выделения проблем старения в вЕдение независимой исследовательской дисциплины – геронтологии (Blumenthal, 2003). Некоторые авторы заходят настолько далеко, что проводят черту между внутренними процессами старения (так называемым «первичным старением») и заболеваниями преклонного возраста («вторичным старением») (Hazzard, 2001). Например, дерматологи считают солнечную геродермию – ускоренное старение кожи под действием солнечного ультрафиолетового излучения – состоянием, ведущим к развитию патологии (Rabe et al., 2006). В то же время возрастное старение кожи считается нормой.

Старение рассматривается отдельно от заболеваний, однако считается фактором риска их развития (Hayflick, 2002; Collier et al., 2011; Niccoli and Partridge, 2012). Интересен тот факт, что характеризующиеся ускоренным старением наследственные состояния, такие как синдром Хатчинсона-Гилфорда (детская прогерия), синдром Вернера (прогерия взрослых) или врожденный дискератоз считаются болезнями. Прогерия признается заболеванием, однако когда характерные для нее симптомы развиваются у 80-летних людей, они считаются нормальными и не требующими медицинского вмешательства (Caplan, 2005).

Обычно противники причисления старения к заболеваниям используют в качестве аргумента тот факт, что старение представляет собой естественный универсальный процесс, тогда как заболевания рассматриваются как отклонения от нормального состояния (Caplan, 1992). Разграничение между нормой и патологией может зависеть от намерений, цели и функции такого разделения (Hausman and Kennedy, 1975; Becker and Becker, 2001). Эволюционная теория старения гласит, что причиной старения является снижение давления отбора по отношению к аллелям, оказывающим губительное действие на организм на поздних этапах его жизни (Williams, 1957). Таким образом, старение является последствием эволюционного упущения, а не целью эволюции (Olshansky et al., 2002). Если старение не служит никакой определенной цели, то представление о нем как о естественном процессе может быть ошибочным (Caplan, 2005).

В медицинском контексте норма обычно рассматривается как состояние, не выходящее за пределы нормированной области значений для конкретного возраста и пола, тогда как заболевания рассматриваются как отклонения от этих нормальных значений (Assaf et al., 2010; Boorse, 1975). Так, человек с артериальным давлением около 120/80 считается нормальным, тогда как артериальное давление выше 140/90 и ниже 85/55 считается аномальным и является признаком заболевания (WHO, 2015).

Стратификация нормированных областей значений в зависимости от возраста необходима для отделения полностью сформировавшихся взрослых людей от продолжающих свое развитие детей. Это позволяет избежать, например, признание заболеванием отсутствие формирующихся сперматозоидов у младенцев мужского пола (Boorse, 1977).

Разделение пожилых и более молодых взрослых людей на отдельные группы, напротив, не имеет под собой ни одного убедительного биологического аргумента. Вместо этого оно выносит старение в отдельную категорию, несмотря на очевидность того, что старение является отклонением от более желаемого состояния с физическими и психическими возможностями молодости (Callahan and Topinkova, 1998). Тогда как подобное утверждение может рассматриваться как «эйджистское», данная концепция основывается на неправильном понимании того, что подразумевается под словом «молодость». Старение как течение времени и накопление мудрости не является нежелательным, однако сопровождающее его физиологическое угасание организма несомненно является таковым (Mackey, 2003).

Представители подавляющего большинства видов проходят через процесс старения. Тогда как старение является практически универсальным явлением, следует отметить, что другие медицинские проблемы, такие как атрофия мышечной ткани, ведущая к саркопении, снижение массы и плотности костной ткани, ведущее к остеопорозу, уплотнение артериальных стенок, приводящее к гипертензии и атеросклерозу, а также атрофия ткани головного мозга, ведущая к слабоумию, почти универсальные в популяции человека, относятся к заболеваниям, требующим медицинских вмешательств (Bierman, 1985; Izaks and Westendorp, 2003; Gems, 2011; WHO, 1994). Также результаты изучения образцов, полученных при вскрытии, свидетельствуют о том, что амилоидоз может развиваться практически у всех пожилых людей (Blumenthal, 2002) и в одном из исследований был указан как причина смерти примерно 70% людей в возрасте старше 110 лет (Coles and Young, 2012). Может быть, нам следует удалить амилоидоз из учебников по медицине как возрастную болезнь только потому, что он развивается практически у каждого пожилого человека? Следует отметить, что это предложение всерьёз рассматривает, например, Blumenthal (1995).

Дэвид Джемс (David Gems) отмечает, что универсальность старения не исключает его принадлежность к заболеваниям, а скорее указывает на то, что старение является «особой формой заболевания» (Gems, 2011). Даже учитывая то, что старение является естественным процессом, оно не должно выпадать из сферы действия медицины. Другие естественные процессы, такие как беременность, косметические проблемы и прочие, также не считающиеся заболеваниями состояния, рассматриваются как мишени для медицинских вмешательств, таких как контрацепция, экстракорпоральное оплодотворение и пластические операции (Boorse, 1975).

Тогда как большинство людей по-прежнему не рассматривает старение как болезнь, у некоторых уже возникли сомнения по этому поводу. Есть предложения рассматривать старение как заболевание (Caplan, 1992; Gems, 2003, 2011), синдром (Esser and Keller, 1976) или «комплекс заболеваний» (Perlman, 1953, 2003). Тогда как многие эксперты в области старения открыто заявляют о том, что универсальность процесса старения свидетельствует о том, что оно не является заболеванием, старение соответствует существующему медицинскому определению заболевания. Нет никаких сомнений в том, что старение является «губительным нарушением структуры и функций организма». Все более очевидным становится тот факт, что старение имеет особые причины, каждую из которых можно подавить на клеточном или молекулярном уровне, а также узнаваемые проявления и симптомы (Lopez-Otin et al., 2013).

Относительность компонентов понятий «заболевание» и «норма» было недавно продемонстрировано в заявлении Американской медицинской ассоциации, согласно которому ожирение является заболеванием (American Medical Association, 2013). Ожирение, также как и старение, не соответствует традиционным характеристикам заболевания. Однако причисление такого состояния как ожирение к категории заболеваний значительно облегчает разработку медицинских вмешательств. Так как старение идеально подходит под определение заболевания, существует шаткий консенсус, согласно которому его следует рассматривать как самостоятельный патологический процесс, а не доброкачественные возрастные изменения, увеличивающие риск развития заболеваний.

Преимущества причисления старения к категории заболеваний

 

Каллахан и Топинкова (Callahan and Topinkova, 1998) пишут: «Вкратце, помимо того, что старение прекрасно соответствует описанию заболевания, преимущество его рассмотрения в этом ключе заключается в отторжении мнимой неизбежности ярлыка «естественное». Такой подход облегчает признание целесообразным медицинских вмешательств, направленных на устранение ассоциированных со старением нежелательных состояний, либо на их устранение». Целью биомедицинских исследований является предоставление людям возможности сохранять «как можно более хорошее здоровье в течение как можно более продолжительного времени» (de Magalhaes, 2014). Причисление старения к заболеваниям стимулирует грантодателей на увеличение финансирования исследований в области старения и разработки биомедицинских процедур, направленных на замедление этого процесса (Kelland, 2010). Энгельхардт утверждает, что признание чего-либо заболеванием подразумевает необходимость медицинского вмешательства (Engelhardt, 1975). Более того, причисление состояния к заболеваниям является важным моментом для механизма возмещения затрат на лечение страховыми компаниями (Reznek, 1987).

За последние 25 лет, путем воздействия на основополагающие процессы старения, исследователям в области биомедицины удалось улучшить состояние здоровья и продолжительность жизни модельных организмов, начиная от круглых червей и мух-дрозофил и заканчивая грызунами и рыбами. Сегодня в нашем распоряжении есть эффективные подходы, позволяющие по сравнению с естественной более чем в 10 раз увеличить максимальную продолжительность жизни червей C.elegans (Ayyadevara et al., 2008) и более чем в 2 раза – мух-дрозофил и мышей (Bartke et al., 2001; Sun et al., 2002), а также на 30% и 50% соответственно – рыб семейства карпозубых и крыс (Zha et al., 2008; Valenzano et al., 2006) (см. график).

Существующие в настоящее время возможности воздействия на основополагающие процессы старения человека очень ограничены. Однако, учитывая наблюдаемый прогресс в разработке геропротективных препаратов, методов регенеративной и персонализированной медицины, в ближайшем будущем мы получим возможность замедлять процесс старения (Bulterijs, 2011; 2012). И наконец, следует отметить, что причисление старения к заболеваниям автоматически изменит нормативы, применяемые FDA к соответствующим терапевтическим подходам, на более жесткие (Gems, 2011).

Заключение

Мы считаем, что старение следует рассматривать как заболевание, несмотря на то, что это заболевание является универсальным и мультисистемным процессом. Современная система здравоохранения США не признает процесс старения как основополагающую причину развития хронических заболеваний, поражающих пожилых людей. Это дает обратный эффект и в результате около 32% от всех затрат государственного медицинского страхования в США уходит на лечение пациентов с хроническими заболеваниями в течение двух последних лет их жизни, без значительного повышения качества их жизни (Cooper, 1996; Neuberg, 2009). Система здравоохранения США несостоятельная так финансовой точки зрения, так и точки зрения здоровья и благополучия. Даже минимальное облегчение процесса старения посредством стимуляции исследований в данной области, а также разработки геропротективных препаратов и методов регенеративной медицины может значительно улучшить здоровье и благополучие пожилых людей и спасти неработоспособную систему здравоохранения.

Перевод Евгении Рябцевой

Источник: http://www.vechnayamolodost.ru/pages/novoevgerontolo/stapovvvspzada.html 

 

Поделиться