Вы здесь

47-й криопациент "КриоРуса"

Можно ли крионировать мозг человека после вскрытия? Время от времени такой вопрос возникает у наших клиентов. Ответ ученых-криобиологов и специалистов крионики, которые тщательно изучают этот вопрос, однозначен: да, можно и нужно.

Конечно, в будущем мы хотим поднять уровень крионики до того уровня, чтобы можно было всегда проводить идеальные процедуры крионирования с помощью совершенной аппаратуры, соответствующей новейшим технологическим разработкам, и без потери даже одной секунды времени.

Но сегодняшняя реальность такова, что мы вынуждены от независящих от нас причин терять много времени на всех этапах: от оповещения родственниками о смерти потенциального криопациента до момента завершения перфузии. Не всегда получается найти хороших специалистов, есть и другие трудности. И сейчас развитию крионики больше всего мешает сложность организации процесса, особенно не в Москве, а в регионах, где нет крионических центров с хорошими специалистами.

И, в то же время, бывают случаи успешного оперативного реагирования. Именно так и произошло у нас 29 октября 2015 года, когда человека, жившего в 200 км от Москвы, согласно законодательству обязаны были вскрыть, и врач-патологоанатом сделал это в достаточно сжатый срок после смерти.  И только после этого родственники в срочном порядке связались с нами и попросили крионировать его мозг.

Наверное, многих шокирует то, что я скажу, но при вскрытии мозг человека изымается. Он может быть разрезан на несколько частей согласно протокола, а затем мозг зашивается в живот умершего. Это стандартная патологоанатамическая процедура в России. Дело в том, что мозг, который изъяли из черепной полости, обратно положить очень трудно, поэтому для патологоанатомов проще после осмотра разместить его в животе умершего.

Надо иметь ввиду, что если вскрытие происходило в прохладном помещении (что в моргах бывает достаточно часто), то при вскрытии черепной коробки мозг начинает ускоренно охлаждаться по сравнению с охлаждением тела в холодной комнате. Черепная коробка мешает проникновению холодного воздуха, который бывает в некоторых помещениях моргах, внутрь тела. То есть, если вскрывается черепная коробка, охлаждение идет быстрее. Что позитивно сказывается на сохранности мозга.

Часто задают вопрос: «Ну как же так, ведь мозг при вскрытии исследовали, разрезали?!» Можем сказать, что, как правило, мозг, насколько мы это видели, не режется на огромное количество маленьких частей. Иногда это просто разрез по центру, где соединяются левое и правое полушарие. Иногда бывает один-два тонких небольших разреза в местах, которые патологоанатому показались заслуживающими исследования. В целом, правила вскрытия предлагают избегать излишних надрезов.

Как известно, кора головного мозга – нейрокортекс – это то место, где происходит наша высшая нервная деятельность, где хранится во многом наша личность.

Давайте посмотрим, какой процент нейронов мог погибнуть во время разрезания мозга. Если посмотреть площадь всей поверхности нейрокортекса и сравнить ее с той площадью, которая могла погибнуть при нескольких касаниях скальпеля, то вторая составит может быть одну тысячную процента, ведь площадь поверхности коры одного полушария у взрослого человека в среднем равна 220 000 мм².

Даже исходя из этих соображений, можно понять, что сохранять мозг человека, который был по какой-то причине вскрыт, имеет смысл, потому, что вскрытие само по себе не наносит дополнительных сколь-либо значительных повреждений мозгу. Кроме того, иногда вскрытие, если не было специального, крионического охлаждения тела, и если вскрытие проходило в холодном помещении, – это благо, потому, что охлаждение мозга в таком случае происходит быстрее. Если после этого мозг достаточно быстро поместить в раствор криопротектора, (а в таком случае крионирования речь идет, конечно, о диффузной криопротекции, когда мозг непосредственно помещается в раствор криопротектора), то криопротектор непосредственно соприкасается с корой головного мозга, что обеспечивает глубину и быстроту его проникновения.

Поэтому мнение сторонников крионики, желающих сохранить личность человека, структуру мозга, в данном вопросе единодушно: если изъятие мозга после вскрытия и охлаждение могут быть сделаны в достаточно быстрые сроки, то крионировать мозг человека после вскрытия можно и нужно.

Именно такой случай произошел в конце октября 2015 года. Хотим сказать, что наша реакция была быстрой, несмотря на то, что крионирование происходило в одном из областных центров России, а не в Москве. Уже через 4 часа после окончательного согласия родственников наша бригада приступила к работе, и еще через 2 часа мозг находился в растворе криопротектора, и его вывезли автомашиной в криохранилище.

Каким-то поразительным образом пожилая прекрасная женщина, кстати, как и многие наши единомышленники, занимавшаяся естественной наукой – физикой, по желанию своих родственников получила шанс на продление жизни. Нас это особенно радует.

Сейчас пока мы не можем озвучивать детали этого крионирования, так не успели получить согласия родственников на публикации фамилии криопациентки, города, где все произошло, и других сведений.

Хочется отметить, что мы встретились с очень доброжелательным отношением и пониманием со стороны как чиновников, которые курируют это направление, так и врачей. Нам везде пошли навстречу. Конечно же были вопросы, которые всех интересовали. Мы честно и подробно отвечали. И встретили понимание.  В результате не только был крионирован интересный человек, но и родственники его – люди известные, влиятельные в своем городе, получили надежду на встречу в будущем со своей любимой родственницей.

Мы в компании КриоРус, тщательно ведем лог всех событий, всех крионирований: что и когда произошло, кто когда позвонил, когда кто выехал, когда началась перфузия, как она проходила и закончилась, какое было состояние сосудов, если перфузия шла с помощью сосудистого доступа, какое было отношение различных людей: кто помогал, кто мешал. Все это запротоколировано, сфотографировано, ведется видеозапись. Мы пока еще не совсем определились с тем, какие параметры процесса могут быть озвучены, а какие - нет. Это все-таки процедуры очень близкие к медицине, и для многих патологоанатомические детали – это тяжелое переживание, особенно - для родственников криопациентов.

Но и данный случай – 47-е кроинирование в «КриоРусе» - запротоколирован, и, как ни странно, хотим сказать, что качество крионирования, которое мы отслеживаем по некоторым специфичным параметрам, оказалось среднее: не плохое, не ужасное, как можно было бы ожидать в этом случае, а именно среднее, приемлемое, чему мы бесконечно рады.

Еще раз хочется выразить благодарность и замечательным родственникам – умным, понимающим, и чиновникам, которые, в силу своих должностных обязанностей могли помочь либо не помочь в этом процессе, но все помогли; и врачам, включая замечательного пожилого патологоанатома, который под конец, видя, что некоторые процедуры уже после изъятия мозга нам даются с трудом, сам лично помог навести идеальный порядок. Большое всем спасибо.

Мы глубоко убеждены, что крионика будет и дальше развиваться, и мы будем выстраивать открытые, честные, взаимовыгодные и взаимно интересные отношения со всеми: медиками, похоронными службами, работниками различных органов, а также со всеми гражданами нашей огромной страны, с людьми из других стран, которые тоже с большим интересом наблюдают за нашей деятельностью.

Поделиться