Вы здесь

Вечная жизнь - почти реальность

 

Вечная жизнь без болезней и старости — кто о таком не мечтал, не читал об этом романы или не смотрел фильмы. Но подобного рода научная фантастика в последнее время приобретает вполне реальные очертания. Наука движется вперед, и призрачные идеи о криозаморозке уже давно стали явью. Ведущий эксперт Института биологии старения, биофизик Игорь Артюхов рассказал главному редактору "Правды.Ру" Инне Новиковой о своей борьбе с пока еще неизбежным.

— Скажите, если заморозить человека, который умер от неизлечимой болезни, то через 20, 30, 40, 100 лет его смогут вылечить?

— Через 20, наверное, вряд ли. А вот через 40 я бы уже не исключал, а если через 100 не смогут, то я даже удивлюсь. Это при условии, что сохранятся нынешние темпы научно-технического прогресса. Потому что сейчас они очень высоки.

— Сейчас у нас за такое будущее отвечает фирма "Криорус", которая занимается криосохранением. И вы имеете отношение к этому предприятию.

— Да. Я, собственно, там директор по науке. Ну, наукой мы, честно говоря, занимаемся мало, просто потому, что нет финансовых возможностей. Услуги у нас максимально дешевые.

— Максимально дешевые, это сколько?

— Сейчас криосохранение головного мозга стоит порядка 10 тысяч долларов, всего тела — 30 тысяч долларов, это одноразовый взнос. (на май 2016 года стоимость криоконтракта на сохранение мозга или головы составляла 12 000 $ для россиян и 18 000 $ для иностранцев и 36000 $ стоило криосохранение тела  - примеычание администратора сайта).

— То есть с вами заключают договор.

— Да, но чаще нам звонят и говорят: "вы знаете, у нас дедушка умер, мы бы хотели его заморозить".

— Сколько у вас таких замороженных?

— Сейчас порядка 20 человек… (на май 2016 года уже хранилось в КриоРуса 51 человек - примечание ажмина сайта.)

— И у вас есть какое-то хранилище, там создаются определенные условия?

— Да, там жидкий азот, температура минус 196 градусов. Поддерживать такую низкую температуру не так просто технически, поэтому, собственно, это и стоит приличных денег.

— Насколько эту технологию можно обосновать с научной точки зрения?

— Практика показывает, что многих животных и насекомых можно замораживать и размораживать без особого вреда для них. Например, сибирский углозуб живет в Якутии, где морозы зимой за 40 градусов, он заползает в трещину в вечной мерзлоте и там может очень долго находиться.

— Очень долго — это сколько?

— Зарегистрированный случай — 90 лет. Также в замороженном состоянии хранят кровь, сперму, стволовые клетки.

— Давайте теперь представим, вот разморозили вашего клиента в будущем, вылечили, а он ничего не знает об этой жизни, приспособиться не может. И что делать?

— Конечно, это проблема. Но когда человек из глухой деревни приезжает в большой город, то он тоже не сразу приспосабливается. Можно специальную программу по его адаптации разработать. Но думаю, что проблема адаптации будет одной из самых простых по сравнению с предстоящими трудностями, которые возникнут при размораживании организма.

— Вам бы книжки писать про научную фантастику.

— Это уже не совсем фантастика, это практика, но пока не доказано, сработает она или нет. И в этом интервале человек вправе выбирать. Вот мне, например, было бы ужасно интересно посмотреть будущее.

— А вы сами готовы на такой эксперимент в отношении себя?

— Конечно, иначе зачем бы я этим вообще занимался.

— То есть это все вы для себя делаете?

— Естественно. Ведь организация "Криорус" — некоммерческая. Мы берем деньги для того, чтобы финансовую стабильность обеспечить. А создавалась фирма для себя, своих близких.

— Скажите, у вас есть последователи? Кто будет продолжать?

— Вы знаете, этот круг идей очень популярен среди молодежи. Хотя, казалось бы, не рано ли им думать о смерти, бессмертии и тому подобных материях. Оказывается, что об этом как раз стараются не думать люди в определенном возрасте. Вот я, например, тоже на эту тему начал думать еще в детстве.

— Мы еще говорим о том, что в человеке есть душа, после смерти она уходит на 40-й день.

—Нет, это языческие представления. В 19 веке был замечательный русский философ Федоров, идеи которого во многом предопределили то, чем мы занимаемся. Он пользовался термином "душа", но никогда не говорил "бессмертная душа". Так что христиане, по крайней мере, некоторые из них, разделяют понятия души и бессмертия. Книга, которая существует в единственном экземпляре, смертна. Если нет копий, а книга сгорела, то ее больше не существует. Индивидуальность, душа, личность, можно назвать как угодно, так же уничтожима. Другое дело, если технологии будущего, как надеялся Федоров, помогут восстановить содержание этой книги, помогут вернуть душу.

— А какова цель? Мы для чего родились? Чтобы продолжить жизнь, родить детей…

— Любое событие происходит не для чего-то, а почему-то. На крыше висела сосулька, а потом упала. Она упала не для чего-то, даже если она кого-то убьет при этом, а потому что она подтаяла. У нас никакой цели, когда мы рождались, не было.

— Тем не менее, принято считать, нужно что-то сделать, родить детей, воспитать их достойными, оставить что-то после себя.

— Ну, это традиция… Если человек написал книгу, то это не значит, что он для этого родился. Родители могли нас произвести на свет с какой-то своей целью, и она может не совпадать с нашей. Ну, а большинство рожает, извините, вообще бездумно.

— Вы себя на сколько лет ощущаете?

— Я себя ощущаю непрерывной сущностью.

— Если живешь бесконечно, то перестаешь куда-либо торопиться, будет казаться, что все успеешь потом, завтра, послезавтра.

— Если ты знаешь, что все равно умрешь, то тем более не торопишься. И большинство, кстати, живет скорее по этому принципу. Мало кто пишет книгу и стремится успеть ее закончить до конца жизни. Большинство просто живет. Смысл жизни нельзя привносить извне. Все цели человек ставит для себя сам. И если жизнь будет долгая, то он сможет поставить много целей и достичь их, если она будет короткая, то он просто умрет. Представляете, сколько бы успел сделать Галуа, который в 20 лет доказал важнейшую математическую теорему, проживи он до 80 лет или 100. Давайте поймем простую вещь — ни в старении, ни в смерти нет ничего хорошего. Это то, что нам навязано природой, событиями, тем, как мы живем сейчас. И если мы сможем справиться со старостью, то надо это сделать. Мы не знаем сейчас никаких законов природы, которые бы делали старение и смерть неизбежными. Многие говорят, что это не так, говорят, что это противоречит законам природы. Это неверно. Упоминают второе начало термодинамики, которое к старению никакого отношения не имеет. Более того, оказывается, что в мире живут нестареющие существа. И их достаточно много. У голого землекопа не выявлено признаков старения. Это крохотное животное размером с мышку. Может быть, нам удастся сделать человека таким нестареющим организмом.

— Старость — это все-таки немощь, представляете, как будут страдать молодые люди, вынужденные терпеть бесконечные капризы, ухаживать.

— Одним из проявлений старческой немощности является депрессия, когда человек желает скорой смерти. И бывает, что самоубийства совершаются именно в этом возрасте. Но это проявление старения, а мы-то хотим с ним бороться. И если мы сможем отодвинуть старость, то пожилой человек будет дольше оставаться в здравом уме, сможет сам себя обеспечить, да еще будет полезен обществу. Только в последний период, когда человек начинает потихоньку умирать, он начинает жаловаться на жизнь, капризничать.

— Как нам сделать так, чтобы старость была не немощной и ужасной, а радостной и полноценной?

— Ну, для начала нужно, чтобы она как можно позже наступила. Как говорил биолог Эшли Монтегю, "хочу умереть молодым и как можно позже". С моей точки зрения, если бы можно было не умирать, то лучше было бы без этого обойтись. Ну, а если это невозможно, то надо найти способ отдалить смерть. Моя задача — в продлении активного периода жизни на неограниченный срок.

— Но вы считаете, что это реальные задачи?

— Не вижу никакого смысла как-то это ограничивать.

02.12.2012, источник: pravda.ru

 

 

Поделиться