Вы здесь

По образу и подобию. Михаил Уткин

Ажурная опора башни Правителей держит овальное блюдо смотровой площадки, словно рука, властно требующая от небес дождя. Ветер рванул, проволок по блестящим плитам кленовый лист невесть как взлетевший на километровую высоту. Солнце едва поднялось над домами дале внизу, заря придала им нежно-розовый флер, превращая футуристичные небоскребы в замки Фата-морганы.

- Зачем ты пошла на это, Мальва? - трехметровый зачеловек уперся взглядом прозрачных глаз с перекрестьями зрачков в узкую гибкую спину. Термоглаза, словно крупные родинки у крыльев носа, стянулись в пшенные зернышки, спасаясь от слепящего тепла.

   Лопатки правительницы недовольно шевельнулись - сегменты комбинезона блеснули металлической зеленью, надвинулись друг на друга. Она уперла локти в упругий краевой барьер, потянулась вперед, словно пытаясь увидеть, где на крышах домов заканчивается солнечная дорожка. Барьер обеспокоено приподнялся.

   Гладкая голова женщины устроился в высоком воротнике одеяния, словно яйцо в рубиновой вазе. Длинные пальцы задумчиво коснулись узора фасетчатых глаз на висках. Правитель за спиной видится разбитым на тысячи крохотных лоскутков.

- Если хочешь, назови это экспериментом.

- Каким? В чем заключается эксперимент?! - Правитель усилил слова виртуальным рядом смайликов, удивленно машущих руками. Вослед, транслировался нелепый эмоциональный ряд: бледноликие юноши закатывают глаза, прижимают к груди руки.

- Во всём, - ответила Мальва. Мимолетная улыбка промелькнула по четко очерченным губам. Собеседнику пошел вежливый реверанс попыткам изобразить эмоции. Озабоченность, окрашенная легким страхом. Прибавила признательность за участие. Все в виде мгновенно промелькнувших выражений лиц и четких жестов, игры цветов и звуков в виртуальном ряде.

- Триста лет ты обходилась без детей и вдруг решила родить?! Но таких экспериментов уже проводили тысячи! И всегда результат один - рождается обычный пищащий комок плоти. Причем по качеству часто ниже, чем у самых низкоуровневых людей! Никогда не понимал правительниц, живущих с маточными имплантами. Столько усилий для сохранения этого практически не нужного органа... Нерационально.

   Женщина усмехнулась и передала длиннейший строй фаллических статуй, исчезающих за горизонтом. Зачеловек растянул жесткую складку рта, обозначив улыбку. Забывшие реальную мимику губы, казалось, зашелестели, словно засохший пергамент.

- Ты не хуже меня знаешь - все единогласно поддержали эротические чипы-стимуляторы, усиливающие только разнополые контакты. Так что... - ряд мужских виртуальных фигур значительно приосанился.

   - Да, приходится терпеть, - Мальва преувеличенно тяжело вздохнула, - так или иначе, доступ лишь у правителей. Простые люди не способны совладать с соблазном погрузиться в наслаждения. Занятия же любовью с нечипизированным, увы, удовлетворяют зачеловека примерно как обычного - дырка в стене или ветка дерева.

   Правительница игриво навалилась грудью на волну барьера и ритмично покачалась.

- И кто мешал? У тебя сейчас такой вариант... - Мужчина транслировал бесформенную бабищу с жопогрудыми формами неандертальской статуэтки. Она всем телом отстранилась от орущего младенца на вытянутых руках. Тот же, словно из брандспойта, хлещет во все стороны фонтаном.

- Шутишь, веселый. - Правительница обернулась, сверкнула лимонно-желтыми глазищами с вертикальным кошачьим зрачком.

   Четкость черно-белого кошачьего зрения совместилась с многоцветьем фасеточного.

  Каждая нить оранжевого кимоно собеседника обрела объем, а искорка на складках ткани сверкнула собственным светом. В ее удвоенном взгляде каждая крохотная пластинка обручей рентгеновских глаз правителя заискрилась ультрафиолетом. Мгновение, и зрачок превратился в узенькую щель. Огромные радужки спрятались за пушистыми ресницами.

- Осторожнее с шутками, Тадрак. Многие дошутились.

   Она широким жестом заполнила площадку образами катающихся людей. Кашель, хрип, судорожные гримасы, ручьи слез...

- Полезно иногда вспоминать о первых юмористах с чипом-ускорителем.

   Правитель вздохнул. Такое забыть невозможно. Не совладавшие с собственной веселой природой, юмористы молниеносно придумывали сотни нелепиц, несуразиц, карикатур и смеялись-смеялись до изнеможения. Слабовольные, они просто не могли остановиться.

   Когда бригады 'Скорой помощи' блокировали им доступ к Интернету, впадали в другую крайность. Разом становились существами меланхоличными и равнодушными.

   - Такое не забывается. Да в целом то же произошло почти со всеми. Что поделать, мы живем с этим.

   Ускорение и увеличение памяти качественно мышление не улучшило. Из прошлого каждый потянул свои склонности и интересы. Музыканты уходили в миры звуков, художники оттачивали целые вселенные красот, эротоманы... Все разом потеряли интерес к яви.

   - В эту ловушку попали все люди с богатым внутренним миром... Остались мы, относительно простые, но с достаточной для контроля реальности силой воли. - Правительница задумчиво отошла от барьера. Тот втянулся в поверхность, не мешая любоваться далью. Пол под рубчатыми подошвами белых пушистых сапог вспыхивал при каждом шаге причудливыми фигурами.

- Все-таки архитекторов, музыкантов и художников удается частично использовать...

   - Банальный шантаж отключения, - правительница поморщилась, - это унизительно. Но до сих пор это единственное средство, заставить поработать их на общество. И ученых... гм, тоже. Вся цивилизация вкалывает на опыты нескольких десятков ускорившихся ученых, и только мы можем контролировать необходимость и порядок экспериментов.

   Управляющий ИнК комплекса прошелестел: 'Прибыла делегация священников. Хотят говорить с правителями'.

   - Прими их, Тадрак. Нужно считаться с выразителями общественного мнения. Каждый молодой готов раз за разом кричать о властителях-гадах, требующих пройти дурацкое тестирование, фактически запрещающее свободную чипизацию. Священники хоть понимают. Все-таки старшие из юных. Хорошие такие... дЕдки.

   - Как всегда, молодые стандартны в жажде свободы... А помнишь, как чуть ли не за уши приходилось тащить устанавливать чипы?

   - Да. Потом как устремились, и цивилизация едва не... - Мальва вздрогнула. Положила руки на круглый живот.

   - Похоже, время пришло. Не беспокойся. Я достаточно владею телом. Необходимый инструментарий приготовлен.

   Правительница величественно направилась в залу. Тадрак посмотрел вслед и переместил большую часть внимания в андроид - манипулятор, встречающий делегацию. Теперь он смотрел стандартным бинокулярным зрением привратника. Впереди столпились суровые мужчины. Бороды, рясы, пояса. У всех, по новой моде, разнообразные жезлы, словно все священнослужители разом охромели. Понять их трудно. Труднее даже, чем свихнувшегося ученого, начавшего превращать Луну в хордовое космическое существо. Здоровые особи. Умные. Достаточно волевые. Однако подвержены древнему предрассудку - религии.

  Человек сейчас сам, если постарается, может заткнуть за пояс любого из богов древности. Но народ упорно цепляется за мифы недостижимые и непостижимые. Замечательное оправдание собственным слабостям!

- Значит, желаете зреть... даже узреть младенца? - ехидно поинтересовался андроид. С виду совершенно обычный, рядовой человек. Одежда - черный костюм, ничем не примечательный ни сейчас, ни четыреста лет назад.

   - Да, киборг! Желаем узреть, что народится! - рявкнул рослый священник в черной сутане. Он барьером утвердил перед собой посох с золотым распятием, пальцы, стиснувшие древко побелели.

   Загораживая его, вперед шагнул, сияя широкой бородатой улыбкой, православный священник. Белая, расшитая золотом риза колоколом повисла на дородном теле. В митре, загорелся алый огонек работающей камеры, длинные светлые волосы волной выливаются из-под священного головного убора.

   'Как нерационально они используют череп, - промелькнуло у правителя, - как болванку для волос и шапки. По образу и подобию Господа, значит. Умудряются игнорировать логику даже собственных фраз. По-прежнему считают самодостаточной древнюю байку о грехопадении. Яблоки... змеи... бред!'

   - Уже прошло три поколения, как у зачеловеков не рождались дети, поэтому люди взбудоражены...

   - Не рождались за ненадобностью, а не по техническим причинам. - Правитель автоматически досылал 95 % информации через интернет-канал. К сожалению, священники слепы в этом диапазоне...

   - Правительница Мальва решила родить, и никто не вправе требовать ответа, - резкие слова дополнились рубанувшей сверху вниз ладонью. 'Надеюсь, жест сойдет за категоричное утверждение'.

   - Да-да, конечно, мы знаем о вашей легендарной силе воли. Вы можете по своему желанию отрекаться от соблазнов полного подключения, что не снились и святому Антонию. Мы прекрасно осведомлены, что вы - правители именно благодаря этому. Просто, во избежание кривотолков, нас отрядили присутствовать при рождении ребенка.

   Тадрак слушал священников и одновременно принимал массу отфильтрованной информации. Действительно человечник иррационально взбудоражил простой факт - рождение младенца. Похоже, всего за пару поколений людям понравилось считать залюдей-правителей киборгами. Нелюдями, которых вынужденно терпят, поскольку лучших управляющих не бывает. К тому же только они могут контролировать киборгов-ученых, на которых, так или иначе, работает все человечество. Но сейчас поднялись и раздулись древние страхи. Всплыла потертая Бредсказателями цифра 666. Седые пророки на множестве личных каналов вещают о конце света и пришествии зверя...

   А голос священника журчит успокаивающе-мягко:

   - Нам нет нужды присутствовать при таинстве рождения. Но категорически настаиваем быть рядом в первые минуты при младенце и роженице.

   - Не сейчас. Вопрос закрыт? - андроид - ретранслятор выпрямился и скрестил руки на груди. Священники, похоже, ждали подобного. Глаза загорелись праведным гневом. Все вдруг, разом задрали и укоротили одеяния узлами. Говорливый священник крутанул посох и молниеносным выпадом пронзил глаз андроида. Острие выскочило из затылка, выбив фонтанчик микросхем. Коротко полыхнули искры, воздух наполнился чадом горящего пластика.

  Андроид рухнул, нога нелепо вывернулась и часто-часто задергалась, скребя сползающим ботинком каменный пол. Теперь только дверь преграждает путь. Монах в черном хищно оскалил клык. Он ухватил посох пониже распятия, с сухим щелчком передернул, как затвор помпового ружья. Бубух! Соратники на пару секунд оглохли - плазма удивительно громко грохочет. Вместо автоматического замка появилась дымящаяся дыра. Удар кованого каблука, и разлетевшиеся двери пропустили церковных коммандос в нарочито разукрашенный приемный холл. Позолота, виньетки, финтифлюшки, причудливо зачесанные растения...

  Два андроида-манипулятора, искря и кувыркаясь, отлетели от посохов идущих клином священников. Не мешкая, католический падре выхватил из посоха коротко свистнувшую полосу стали. Лезвие рубануло руку пытающегося подняться андроида. Падре лихо поймал и приложил отрезанную кисть к сенсорам. Бронированная дверь послушно посторонилась. Тяжелые ботинки гулко стучат в плиты пола. Камеры в клобуках и митрах снимают шествие. Грозные жезлы бдительно отслеживают входы и выходы. Милейшие священники разом превратились в стремительную колонну спецназа.

   Короткие лестницы, переходы, броски. Похоже они изучили башню правителей лучше своих церквей. 'Вот, вот ступени к последнему бастиону зла! Еще немного, и достигнем!'

   Вдруг со стальным лязганьем захлопывающегося капкана навстречу друг другу с потолка и из пола выскочили толстые металлические переборки, не учтенные планом штурма. И правитель, громадный, как мачта, спрыгнул из открывшегося в потолке люка. Ни одного лишнего движения. Спружинил чуть подогнувшимися ногами, по оранжевому одеянию пробежались багровые сполохи. Священники разом отшатнулись.

- Как вы посмели! Ворваться?! В мой дом! - свирепо вопросил правитель. Выпрямился. Властный, могучий, один против всех. Демон!

- Укрепимся, братия! С нами Бог! - выкрикнул простоволосый иезуит. А хозяин медленно поднял руки со скрюченными пальцами.

   Все священники сплоченной командой, плечом к плечу шагнули навстречу. Все же пришли самые верные слуги Господа. Перекрестились, забормотали молитвы.

   Тут переборка приоткрылась, и вышла женщина. Длинное платье, длинные волосы... все как положено андроиду-манипулятору для связи с общественностью. Она обыденным тоном сказала:

- Пусть войдут. Я родила. И прошу, не ломайте мебель.

   Толстые плиты переборок словно нехотя раздвинулись, прячась в пазах.

- Правительница Мальва не против, - зачеловек указал подбородком на освободившийся путь, - хотя совершенно не вижу смысла в уступке.

   Правительница привстала на широком ложе. Подняла молчащего младенца вверх. И победно сказала:

- Приветствую вас! Посмотрите, кроха уже может стоять!

   Она опустила малыша на пол, тот покачнулся на пухлых кривых ножках и действительно устоял. На розовом младенческом лице новорожденного горят совсем не детские синие глаза. Священники хором ахнули. Вперед выступил монах-чернец.

- Во имя Отца, Сына и Святаго Духа! Изыди сатана! - Он поднял над головой древнюю книгу, словно намереваясь прихлопнуть муху.

     'Вот оно! Вот оно! Ради чего я пришел на свет! - стучалась в голове судорожная мысль. - Дьявольское создание! Господь дарует мне силы, и ничто не посмеет меня остановить! Соратники помогут отправить адское отродье в ад!'

- Изыди! - Лицо экзорциста налилось кровью, он выхватил из распятия кинжал, воздел и двинулся вперед. В одной руке Книга, в другой кинжал.

   Правитель отрешенно шагнул вперед, контролируя сектор. Но монах смотрел на младенца... а тот улыбался.

     'Почему у него нет зубов? Зубов нет? Должны быть зубы! Ибо сказано...' - растерянно заметались мысли, кинжал-распятие задрожал. Он прищурился, присмотрелся. - Да, на голове родимое пятно! Три шестерки?!! Нет? Две точки, черточка и скобка? Что это?' Он шагнул ближе. Вдруг словно молния сверкнула перед лицом. Правитель неуловимо быстро ударил его в грудь. Раздался звук, словно лопнул футбольный мяч. Священник выронил кинжал, острие вонзилось в сверхпрочный пол. На спине от рясы оторвался клок ткани, бабочкой порхая, упал на пол. Ноги монаха подогнулись, и лицо мертво шмякнулось о плиты пола. Из-под головы быстро поползла темная лужа.

     - С-с-стоять, ничтожные... - низкий, до инфразвукового, голос правителя вязкой волной заполнил зал. Но священники разом посветлели, шагнули плечом к плечу. Взяли на изготовку жезлы и, слаженно разрушая инфразвуковую атаку, затянули: 'Во имя Отца, Сына и Святаго Духа...'

     Вдруг новорожденный сделал шажок вперед. Вытянул пухлую ручку над поверженным священником, тонкий высокий голосок странно четко прозвучал в шуме вокруг:

- Встань и иди!

   Упавший хрипло вдохнул. Зашевелился, кашлянул и вытер окровавленные губы. Оперся на руки, приподнялся на коленях, да так и замер. По лицу потоком полились слезы. Священники разом замолчали, забыв закрыть рты. Лихорадочно переводя взгляд с воскресшего на младенца, простоволосый иезуит прошептал: 'Господи ты, боже мой... Неужто дождались?'

  Правитель непонимающе посмотрел на ожившего, вопросительно уставился на Мальву. Вдруг в его личном интернет-канале заплясали смайлики незнакомого адресата.

- Папа, подбери челюсть и срочно помоги! У меня опорно-двигательный аппарат едва работает, мозжечок не синхронизирован, того гляди шлепнусь! - Виртуальный словесный ряд сопроводился зрительным - коленопреклоненными перед разнообразными священниками королями. Все священнослужители возлагают на королевские головы руки. Касание каждой головы выделено красным кругом и вытянуто в цепочку с восклицательными знаками.

   Правитель величественно опустился на колено. Младенец милостивым жестом коснулся лба и чуть задержал ладошку. Священников как подкосило, все разом пали на колени.

- Зачем же... встаньте. Вам все ясно, но отец пока еще не понял.

- Я догадываюсь... - Зачеловек перевел тяжелый взгляд на сидящую на ложе правительницу. Она улыбнулась, отрицательно покачав головой.

- Но все-таки не могу понять, как удалось? Ведь даже взрослые с трудом могут контролировать чипы связи. А уж младенец, тем паче эмбрион, и вовсе существо бессмысленное...

- Никаких чипов в эмбрион не вставлялось, это невозможно. Посмотри поближе в рентгеновском диапазоне и убедись. - Мальва сделала останавливающий жест рукой, сопроводив улыбку рядом виртуальных, отчетливо закрывающихся, а то и вовсе заклеенных пластырями и прихваченных скобками ртов...

- Так как же тогда?!

  Правитель всплеснул руками. Тадрак, пожалуй, впервые за сотни лет не смог контролировать эмоции.

   Младенец сделал пару неуверенных шажков и быстро, чуть ли не упав, присел на ступеньку. Сконцентрировал взгляд стремящихся разойтись глаз. Улыбнулся подкупающе-беззубой улыбкой, сказал:

- Похоже, Творец принял поправки людей и сделал серьезный апгрейд.

   Над розовой макушкой повис, постепенно наливаясь светом, нимб.

Поделиться