Вы здесь

Как заморозка людей могла спасти человечество

Look At Me, Murray Ballard, Саша Котлова, 31.07.2014.

Морозильные камеры вместо кладбища и другие предсказания о крионике из 60-х.

Look At Me продолжает рубрику «Назад в будущее», в рамках которой каждую неделю мы выясняем, как люди прошлого представляли себе будущее и насколько их ожидания сбылись в наше время. В новом выпуске — представления о крионике и обществе, заменившем кладбища морозильными камерами, в 60-х годах и далее.

Общество будущего, победившее смерть, по представлению основоположника крионики Роберта Эттингера.

На законодательном уровне будут признаны три категории замороженных людей: лица с остановленными жизненными процессами, замороженные после смерти и полностью мёртвые;

Тела умерших людей хранятся при помощи очень низких температур до тех пор, пока медицина не научится лечить болезни и старость;

Тяжесть преступлений против человеческой жизни будет зависеть от степени повреждений, нанесённых телу;

Появятся новые преступления — халатность при заморозке как непредумышленное убийство, невыполнение заморозки умерших родственников (даже если такой была их последняя воля). Разрешение на окончательное самоубийство будет необходимо получать в суде;

Развитие медицины позволит выращивать любые виды тканей и органов из обычной соматической клетки.

Вместо кладбищ — спальные корпуса для замороженных;

Государство будет обязано охранять права замороженных людей на защиту тела и собственности, они также смогут делегировать право голоса своему представителю на время заморозки;

При совершении абортов зародышей будут замораживать, чтобы сохранить для них потенциальную возможность жизни;

При заморозке одного из супругов второй при желании может сохранять статус человека, состоящего в браке;

Проблема перенаселения будет решена за счёт поочередного погружения людей в анабиоз, позволяющего использовать землю «по очереди». Не исключена возможность колонизации других планет или расширения обитаемого пространства Земли за счёт подземного строительства;

Учёные научатся считывать память каждого человека и записывать её обратно в нервную ткань;

В 1861 году французский писатель Эдмон Абу опубликовал рассказ «Человек со сломанным ухом», в котором речь идёт о профессоре биологии, высушившим живого человека и оживившем его через несколько лет, когда медицина нашла способ лечить имеющуюся у того болезнь. Публицист также пофантазировал на тему того, что в будущем всех людей с неизлечимыми в XIX веке болезнями можно будет в высушенном виде складировать и хранить до лучших времён.

Спустя сто лет, в 1964 году, вышла книга «Перспективы бессмертия», в которой американский учёный Роберт Эттингер рассмотрел схожую идею уже не в качестве сюжета для научной фантастики, а как реальную возможность общества будущего. Вместо высушивания Эттингер предложил людей замораживать, став основоположником крионики. В своей книге он не называет определённой даты, предполагая, что первые заморозки вполне могут начаться в ближайшие пять лет, а то и в следующем году. Дата «разморозки» остаётся неизвестной по определению — она наступит, когда человечество найдёт лекарство не только от смертельных болезней, но и от старости. Таким образом, воскрешённые наукой люди смогут продолжить свою жизнь в помолодевших телах. Конечно, Эттингер не может быть уверен, что такой день вообще когда-нибудь настанет, однако его главный аргумент — что мертво, то умереть не может. Если замороженные сразу после смерти люди никогда не проснутся — они ничего не потеряют. Однако, если когда-нибудь врачи научатся бороться со старостью, то не будет ли преступлением отказать себе, а также своим родным и близким в возможности прожить ещё тысячу лет в лучшем новом мире? Эттингер даже предлагает считать халатность при заморозке новым видом непредумышленного убийства. Если жизнь после разморозки разочарует новоиспечённых Лазарей, у них всегда будет возможность умереть обратно или, по крайней мере, вернуться в морозильную камеру и попробовать проснуться ещё через пару столетий.

На первый взгляд идея Эттингера об обществе с морозильными камерами вместо кладбищ, конечно, может показаться оторванной от реальности и не учитывающей целый ряд научных, экономических и этических проблем. Однако американский учёный последовательно рассматривает их в своей книге, начиная с обзора результатов медицинских исследований и примеров оживления людей после клинической смерти и заканчивая цитатами из Библии и подсчётом финансовой стоимости хранения замороженных тел. В частности, подготовку одного тела к заморозке Эттингер оценивает в 1 000 долларов, а затраты на его хранение под воздействием паров жидкого гелия — в 200 долларов в год. Для людей, не имеющих средств или возможности осуществить медицинскую заморозку своих родственников сразу после смерти, автор даёт практические советы по сохранению тела — обкладывать сухим льдом и не допускать попадания в него воды. Он также поднимает неоднозначный этический вопрос о тяжелобольных людях, предполагая, что безболезненное ожидание лучшего будущего в качестве замороженного легче мучительной жизни; поэтому гуманнее будет замораживать больных ещё до наступления естественной смерти. Можно сказать, что Эттингер в некотором роде оправдывает «эвтаназию с продолжением».

Важное место учёный отводит проблеме идентичности личности. Например, он описывает мысленный эксперимент, при котором человек умирает, а его прах развеивается; спустя долгое время развитие технологий позволяет собрать его атомы и полностью восстановить из них его организм — следует ли считать его тем же человеком или же новым, но унаследовавшим ткани своего предшественника? И что делать с «тьмой небытия в промежутке»? Эттингер также не исключает появления в будущем хирургических методов, позволяющих пересадить мозг одного человека в тело другого и наоборот: останутся ли эти два человека собой в телах друг друга или появится две новых личности? Размышления над этими вопросами приводят его к выводу, что «индивидуальность, как и красота, находится в глазах смотрящего» и является лишь иллюзией; её мнимая утрата не может служить препятствием для продолжения научных исследований в борьбе со смертью. Впрочем, само понятие смерти тоже ставится учёным под вопрос — Эттингер считает, что уместнее называть этот процесс временным физическим прерыванием жизни.

Первое криосохранение тела человека было осуществлено спустя всего три года после выхода книги — в 1967 году. Заморозке подвергся американский профессор психологии Джеймс Белфорд, скончавшийся от рака лёгкого в возрасте семидесяти трёх лет. Осуществлённый в 1991 году медицинский осмотр тела показал, что оно сохранилось практически без изменений.

В настоящий момент крионированное тело Белфорда хранится на попечении «Фонда продления жизни Анкор» — одной из четырёх организаций в США, предлагающих услуги по замораживанию. Именно этой компанией в 1976 году был предложен новый способ крионирования, ограничивающийся заморозкой мозга пациента — нейросохранение. Предполагается, что в скором будущем развитие генной инженерии позволит искусственно выращивать все остальные органы. В 2003 году таким способом был крионирован первый человек из России — его мозг хранится в США, замороженный при помощи жидкого азота.

С 2005 года в России также действует компания «КриоРус», созданная в рамках Российского Трансгуманистического движения и предлагающая услуги по крионированию людей и домашних животных; возможны как нейросохранение, так и охлаждение всего тела сухим льдом. Кроме того, компания предлагает услуги по архивированию и хранению всей доступной информации, связанной с жизнью клиента. Замороженные тела и ткани хранятся в России — в специальном криодепозитарии, расположенном на территории Московской области. Согласно сайту компании, на данный момент крионированию были подвергнуты 36 человек; есть также те, кто уже заключил контракты на будущее крионирование. Всего в мире в состоянии заморозки сейчас пребывают около 200 человек.

ИСТОЧНИК

Поделиться