Вы здесь

ДЕД МОРОЗ БЕССМЕРТНЫЙ

Константин Фрумкин, журнал "Компания", №02 (543), 26.01.09.

Крионика – замораживание тел людей для их «бессрочного хранения» – может быть превращена в бизнес. Группа энтузиастов в России уже создала для этого компанию «КриоРус» – единственную в мире крионическую фирму за пределами США. Клиентов у нее пока немного, но пионеры «КриоРуса» надеются, что новый толчок их делу придаст развитие нанотехнологий.

Сегодня Россия является второй после США страной, где развивается крионика – заморозка тел умерших и безнадежно больных людей в надежде, что медицинские технологии будущего вернут их к жизни. Недалеко от подмосковного Зеленограда устроено хранилище, в котором в жидком азоте при температуре 196 градусов ниже нуля лежат тела (или, в некоторых случаях, контейнеры с мозгом) людей, чьи родственники решили дать им шанс получить в «светлом завтра» второе рождение. Хранилище принадлежит компании «КриоРус», созданной сторонниками научного иммортализма – мировоззрения, предполагающего, что развитие науки в конечном итоге сможет обеспечить человеку бессмертие.

Перспективная инвестиция

В США первые опыты в сфере крионики начали проводить еще в 1960-х. Сегодня там существует две базовых организации – «Алькор» (Alcor) и Институт крионики, на счету которых  более ста замороженных и хранимых тел. Среди известных американцев, воспользовавшихся этой экзотической услугой, называют знаменитого бейсболиста Тэда Уильямса и комедийного актера, лауреата нескольких премий «Эмми» Дика Джонса.  Ходят слухи, что в США также крионированы несколько высокопоставленных российских сановников, чьи имена держатся в секрете. В остальных странах мира в лучшем случае существуют «группы интересующихся».

В России крионикой также долгое время занимались лишь отдельные энтузиасты. В их число в начале XXI века вошел и аналитик одного из петербургских инвестиционных банков Данила Медведев, который перевел на русский язык книгу отца-основателя крионики – американского физика Роберта Эттингера. Правда, издателя для нее тогда ему найти не удалось, но зато он смог разыскать людей, которые независимо от него интересовались этими же вопросами, в частности, костромского предпринимателя Михаила Батина и московского биофизика Игоря Артюхова. Именно Артюхов в 2003 году провел первый в России эксперимент по замораживанию мозга умершего онкобольного. Энтузиасты знакомились между собой – и однажды созрели для практических действий.

В 2005 году 8 пионеров крионики и научного иммортализма основали «КриоРус» – первую крионическую компанию за пределами США. Даниле Медведеву, как единственному профессиональному менеджеру среди учредителей, достается написание бизнес-плана и проработка всех основных организационно-финансовых вопросов, он же в конечном итоге становится генеральным директором структуры.

Тогда же нашелся и первый «пациент» в полном смысле слова. Один из жителей Санкт-Петербурга узнал о существовании подобных организаций в США и обратился в Институт крионики с просьбой обеспечить «холодные похороны» своей бабушке, бывшей учительнице математики, которая в это время находилась в коме. Американская организация, не располагая представителями в России, предложила Даниле Медведеву заняться клиентом и «сделать что-нибудь». Так у группы энтузиастов, в общем, не имевших ни опыта, ни нужного оборудования, появился первый «клиент». Разумеется, возникли проблемы, особенно с учетом того, что женщина умерла в выходные, из-за чего, например, было трудно срочно достать сухой лед. «Это всегда случается на выходные», – философски замечает Данила Медведев. Лед в тот, первый раз помогла добыть телекомпания «НТВ», которая с радостью сделала сюжет о первом в России замораживании. Правда, сначала тело бабушки хранилось в морге, а контейнер с мозгом – в квартире у внука, которому приходилось ежемесячно менять сухой лед, а дело это хлопотное. Предполагалось, что тело отправят в США, но средства для этого найдены не были. Но вскоре и в России крионика обрела некие определенные формы. В 2006 году один из учредителей жертвует свой подмосковный дом, где организуется криохранилище – специализированное место хранения замороженных пациентов, в котором поддерживается стандартно низкая температура. Пропагандистские усилия, предпринимаемые Данилой Медведевым, Игорем Артюховым и их товарищами, дали некоторый результат: стали появляться клиенты.

Смелые люди

К настоящему времени сотрудниками «КриоРус» проведено уже 9 замораживаний, причем в четырех случаях операции подвергалось тело целиком, а в пяти случаях – голова или мозг. Разница здесь прежде всего финансовая – заморозка тела стоит порядка $30 000, а «охлаждение» мозга – в три раза меньше. Бессрочное хранение тел организуется «КриоРус» бесплатно. Сторонники крионики надеются, что развитие медицинских технологий в будущем позволит создавать новые тела для одного замороженного мозга. К тому же, когда сохраняется только мозг, родственники покойного имеют возможность организовать похороны оставшегося тела, и никому не приходится объяснять «куда делась голова». Типичным клиентом «КриоРус» является богатый человек, желающий сохранить тело своей любимой умершей жены. «Человек хотел, чтобы для нее был бы, как в сказке, сделан хрустальный гроб, – рассказывает об одном из таких клиентов Данила Медведев. – Но таких гробов, к сожалению, не производят».

Еще один клиент сам сегодня стал региональным представителем «КриоРус». Предприниматель из Кемерова потерял жену, но в далекий город не было возможности в приемлемые сроки доставить оборудование и специалистов. Бизнесмену пришлось все организовывать самому по инструкциям, которые ему давали из «КриоРус». Было это не так легко, крионика – особая технология, в частности, перед охлаждением в кровеносную систему пациента вводится раствор, защищающий клетки организма от повреждений, вызываемых охлаждением до сверхнизких температур. В итоге кемеровский бизнесмен не только организовал криохранилище, но и выразил готовность развивать дело в регионе, если только появятся новые желающие. Вообще сегодня налажены «горячие линии» «КриоРус» в Москве, Санкт-Петербурге и Казахстане. Пациенты, конечно, появляются сравнительно редко, но существование подобной линии необходимо. Ведь родственники обычно обращаются к «замораживателям», когда человек уже умер или находится при смерти, и тут счет идет на часы и минуты. От скорости проведения работ зависит качество.

Последним по времени «пациентом», прошедшим через руки российских крионистов, стала внезапно умершая мать директора по маркетингу «КриоРус» Валерии Прайд. Так что можно сказать, что сотрудники «морозильной» фирмы проверяют свои услуги на себе.

Сомнения и перспективы

Можно по-разному относиться к деятельности компании, но ее пациентам в любом случае хуже уже не будет. Разумеется, замораживают людей не ради удовольствия, а в надежде на оживление. На сайте «КриоРус» можно прочесть, что оживления начнутся, видимо, в середине нынешнего века благодаря достижениям нанотехнологий. Таким образом, вся деятельность «КриоРус», как, впрочем, и их американских коллег, базируется на обещаниях выдающихся достижений научно-технического прогресса, которые обязательно будут получены в грядущем. Но кто может поручиться, что прогресс достигнет ожидаемых высот и в указанные сроки? Во всяком случае всегда можно сказать, что если пока наука еще не добралась до нужного уровня развития, то работы над этим ведутся, и скоро мы узрим чудеса разума. Валерия Прайд уверена, что по мере того как достижения био- и нанотехнологий станут более ощутимыми, люди начнут убеждаться в могуществе науки, и популярность крионики возрастет.

Пока же никто не может поручиться за качество замораживания и за то, не были ли нанесены «подопытным» телам какие-либо непоправимые повреждения, да ведь никто и не знает, какие повреждения являются фатальными. Впрочем, всегда можно надеяться, что эскулапы будущего найдут способ исправить ошибки сегодняшних первопроходцев.
Интересен также вопрос, сколько лет придется хранить тела. Десять, пятьдесят или сто? Считается, что в условиях низкой температуры человеческое тело может сохраняться веками практически без изменений. Но найдутся ли в течение столетий люди, которые будут поддерживать работу хранилищ, особенно с учетом бурной российской истории?
Церковь, если верить представителям компании, рассматривает ее деятельность достаточно спокойно, каких-то особых нападок со стороны служителей культа не было.
Однако пока это можно объяснить только малой популярностью крионики. Если известность «научного бессмертия» станет расти, то можно ожидать, что Церковь отнесется к его распространению скорее отрицательно. Как заявил «Ко» священник Валентин Уляхин, с точки зрения христианства жизнь, дарованная человеку Богом, единственна, уникальна и не может быть сначала прервана, а потом продолжена. По мнению отца Валентина, всякому человеку Бог дает оптимальную продолжительность жизни, для того чтобы он успел приготовиться к вечной жизни после смерти, и искусственно продлевать существование совершенно бессмысленно. Также возникают вопросы в связи с проведением религиозных обрядов над умершими, которых родственники решили крионировать. Мать Валерии Прайд была отпета православным священником. Священник, таким образом, считал ее уже умершей, а ее душу – покинувшей тело, в то время как российские «имморталисты» уверены, что в будущем найдется способ оживить замороженные тела, вылечить их болезни и даже снабдить недостающими органами (а если заморожен только мозг, то и искусственным телом). «Я уверен, что ни один архиерей не благословил бы такое отпевание», – заявил Валентин Уляхин.

Кошелек или жизнь

Следует также сказать, что многие проекты, которыми сегодня занимается Данила Медведев и его товарищи, не были бы возможны, если бы не их главный спонсор, предприниматель из Костромы Михаил Батин (совладелец консалтинговой компании «Объединенные консультанты ФДП», глава Федерации независимых профсоюзов Костромской области, депутат Костромской областной думы, а кроме прочего – основатель фонда «Наука за продление жизни»).  Благодаря финансированию Батина существует фонд «Наука против старения». Фонд  занимает прекрасный офис в Москве на Дмитровском шоссе, в котором Данила Медведев (вице-президент фонда) совместно с несколькими сотрудниками вплотную занят разработкой программы по борьбе со старостью (программа должна объединить, направить и скоординировать исследователей различных аспектов проблемы старения, а также обеспечить частичную коммерциализацию результатов этих исследований).

Что касается собственно деловых перспектив «КриоРус», то они зависят от потока клиентов. Даже в США, где крионика развивается уже много лет и стала привычной, намерение заморозить себя на неопределенное время выражают всего около десятка человек в год. В целом, в американских криохранилищах содержится меньше ста тел, и еще порядка 1500 желающих заключили контракты на проведение процедуры замораживания после их смерти. Однако в Штатах такой «сервис» стоит дороже – больше $100 000. Поэтому, в принципе, можно предсказать, что если «КриоРус» продержится еще в течение нескольких лет, он увидит и увеличение количества клиентов, и сможет поднять цены на свои услуги. Если же наука действительно продемонстрирует хоть какие-то практически применимые подходы к оживлению замороженных людей, то можно смело предположить, что число желающих сохранить свою бабушку вырастет до нескольких сотен в год, а оборот крионических организаций – до миллионов долларов. Конкурентов у «КриоРус» нет не только в России, но и во всей Евразии. Хотя все быстро меняется, и, как рассказал Данила Медведев, недавно к ним приезжали коллеги из Финляндии, которые тоже хотят организовать у себя в стране крионический центр.

ИСТОЧНИК

Поделиться